Пришествие Собчак на Первый канал. Доколе?

Сейчас телевидение — это ад для старшего поколения, которое не представляет свою жизнь без ТВ и не понимает, как его заменить.

В недавние дни из телеящика капнула очередная капля тьмы: в самый прайм-тайм на главном государственном телеканале РФ зрителям было явлено широко разрекламированное купавшейся в ванной ведущей Ксенией Собчак шоу «Док-Ток». 

Программа о трех сестрах Хачатурян, убивших отца, о нашумевшей истории и как будто бы уже подошедшей к финальному завершению. Но Собчак разве может такое упустить?


В программе рассказывается о трагедии со всеми подробностями, с реконструкцией сцен насилования. В общем, всё то, о чём мы знали, но теперь нам и показали. «За такие программы нужно увольнять не только Собчак, но всё руководство Первого канала, а также разогнать и всех владельцев акций этой корпорации, — утверждает бывший телевизионный редактор Ирина Садовская. — То есть, ответственность за этот шабаш должны нести все, не только Собчак. А ей вообще нужно выдать волчий билет без права работать на ТВ и в журналистике. Во время Великой Отечественной войны русский народ убивали, истребляли физически, теперь его истребляют духовно, сводя с ума сценами насилия и леденящего ужаса на ТВ».

В связи с ток-шоу «блондинки в шоколаде», экс-кандидатке в президенты страны задается вопросами пользователь Фейсбука, размышляющий о положении на отечественном ТВ и о пользе предохранения от него.

«Я бы хотел понять, что такое “Первый канал” и кто и за ним стоит? Бесконечное рытьё в грязном белье, шоу со скандалами, грязь! А тут и само грязное тряпьё появилось, сама грязь приползла. Народу хотят внушить, что он быдло, сказать: “Ешьте помои!”? Пока мы рассуждаем о роли семьи, православия, традиционных ценностей, человеческого достоинства, в это время не из подворотни и не с неведомых телеканалов, а с Первого канала на нас вытряхивают бесконечную череду шоу о семейных скандалах, изменах и грязи, хлам дрянных ржачных ургантов, оскорбляющих православие, в “лучшем случае” с Познером, желающим, по его словам, сказать Богу: “Как Вам не стыдно!”, и, вот дошло до того, что на первый канал пришло ЭТО, чему уже ничего не стыдно, пришла “сама гнусь”, по ее же определению, пропагандистка ЛГБТ, обещавшая узаконить содомию, персонаж бесстыдного бизнеса, презирающий всё, что свято и дорого для русского человека. 

Может быть, я чего-то не понимаю, или те, кто стоит за “Первым каналом”, откровенно над нами издеваются?

Почему предупреждают о малом зле, не предупреждая о несравненно большем? Ведь пишут же: “В передаче демонстрируются табачные изделия. Минздрав напоминает — курение опасно для вашего здоровья”. Почему бы такие передачи с такими ведущими не снабдить хотя бы подобным напоминанием, например: «В передаче демонстрируются человеческие мерзости, низости и пороки. Предупреждаем, что просмотр таких передач может лишить вас душевного и физического здоровья и разума, а также привести вас к потере смыла жизни и утрате всякого уважения к человеческому роду”.

А потом, крепко поразмыслив, под влиянием народного мнения, который потребует уважения к себе, взять и исключить такие передачи на корню.

И не надо повторять как мантру, что в телевизоре есть кнопка ВЫКЛ, она ТАМ есть, а у реальности её нет! Пока будем ограничиваться только лишь нажатием этой кнопки, придут такие рогатые, которые все кнопки ВКЛ нажмут и не только своими пальцами, но и всеми своими пятыми точками, рогами и копытами.

Это духовная содомия, публичное соревнование с Хамом, навязывание нам, таким образом, самого невозможного и отвратительного безразличия к мерзости, стремление выработать в нас столь милую кому-то “толерантность”, то есть неспособность к сопротивлению. Это попытка стереть из нашей души и разума понимание того, что терпение мерзости не менее отвратительно и преступно, чем сама мерзость.

Разве об этом, о безразличии ко злу говорил наш президент в своем послании, разве он не предложил народу инструменты борьбы против всякой мерзости: всенародное обсуждение и выработка поправок к Конституции, чтобы не воняло всякой дрянью?! 
Инструменты для революционных преобразований — в наших руках. Так потрудимся, сделаем всё возможное для преобразования и возрождения нашего Отечества и не будем успокаивать себя тем, что достаточно просто нажать кнопку ВЫКЛ на нашем телевизоре!»

Видимо, уровень мерзости на цветном телеэкране достиг той отметки, что терпеть зрителям уже невмоготу, возникает рвотный рефлекс.

Общество постепенно осознает простую истину — искаженная порочным ТВ жизнь, виртуальные образы нелюдей, прописавшиеся на нашем ТВ, так же серьезно мешают России двигаться вперед и укреплять свои основы, как коррупция и экономическая отсталость.

Известный поэт Юнна Мориц пишет о том же: «...Я думала, это черти беснуются. Ан нет, то были чертенята. Сначала Собчак глумится над церковью, а потом ложится с Богомоловым в похоронный катафалк и едет венчаться. И самое удивительное — их венчают. А потом — банкет на 16 млн рублей. И банкетный бюджет — 40 тыс. на человека. При 11 тыс. прожиточного минимума в России. А ещё — эротический танец бывшего кандидата в президенты в б…ом наряде с раздвиганием ног и песенкой “Войди в меня!». Триста человек гостей, десятки, а может, сотни репортёров, телевидение. На весь мир. Всё на продажу. Кто вы вообще? Неужели вы — властители дум? Неужели вы задаёте тон, учите нас жизни? 
Когда я перечитываю «Шинель», мне жалко Башмачкина. Когда я перечитываю «Пошехонскую старину» мне жалко Ваньку Каина и других бедолаг Салтыкова-Щедрина. Мне жалко героев Лескова, Чехова, Достоевского. Они учили сострадать, милосердствовать. А эти? Чему учат? Нет, не классовая ненависть говорит во мне. Мне страшно за страну, в которой пошлость и социальное дерьмище стали иконами жизни, где телевидение всякий день демонстрирует канализационные стоки, выдавая их за высокое искусство. Одна сторона медали — Собчак, другая — Малахов и его бесчисленные клоны. Дешёвые постановы с разборками, драками и выяснениями, кто с кем спал и в какой позе. Постановы, которые стоят бешеных денег. Народных денег. И народ смотрит подобные гадости, барахтаясь в зловонных стоках. Они научат нас мерзостям, изменам, обманам, они отвратят нас от книг. Они не научат ничему хорошему. Эти чертенята будят в народе всё самое низменное и порочное, разлагают наши души. Но за ними могут придти и настоящие черти с маузерами в кобурах».
Юнна Петровна выразила свои впечатления и в стихах:

«Пускай на свадьбу едут в катафалке
Два экспоната, чьи фантазии так жалки,
Пускай на этой погребальной колеснице
Они лобзаются — до боли в пояснице,
Пускай венчаться едут эти индивиды
Под куражом, где возят гроб для панихиды!
Но для чего по телеящикам страны
Всё время крутятся такие звездуны?
А для того, чтоб видела страна,
Что бал в России правит сатана!»

Свой итог таким размышлениям подводит известный православный художник из Санкт-Петербурга Александр Простев: «Наверное, Господь посылает нам всё это, чтобы посмотреть на нас: как мы себя поведем, что будем делать. Это испытание, которое Он посылает всем нам вместе и по отдельности, обращаясь лично к каждому». 

Да, порой из-за избытка той субстанции, что плавает на поверхности телеканалов и столь прилипчива, нам бывает трудно заметить, что “собака лает, а караван идёт”. А идет ли караван?

Однако пора бы уж без всяких церемоний разобраться с Первым каналом! Какие б там деньги ни крутились.

Недавно в Интернете было опубликовано видео, где кинорежиссер Владимир Бортко и представители других партий в Думе пытались внести поправку в Федеральный закон, чтобы партиям на телевидении уделялось время, которого сейчас практически нет и складывается ощущение, что в Госдуме существует только одна партия — «Единая Россия». Г-н Ревенко, который как раз находится в этой партии, буквально кричал и топал ногами, что они не позволят влезать в редакционную политику телеканалов, дескать, не ваше это дело. Естественно, поправку прокатили. Так вот, нужен уже Закон, не просто поправка. Отдельный закон, который юридически запретит разгул шабаша на наших телеканалах.

Источник ➝

Почему американская медицина сдается перед коронавирусом

Американские медики находятся на переднем фронте борьбы с эпидемией

Как минимум двести тысяч смертей стоит ожидать Соединенным Штатам в результате пандемии коронавируса. Об этом заявил не какой-то там паникер, а президент США Дональд Трамп. На чем основаны подобные выкладки и почему богатейшая в мире американская система здравоохранения пока выглядит совершенно бессильной перед этой болезнью?

По состоянию на 30 марта в США насчитывалось более 142 тысяч зараженных коронавирусом человек и почти 2488 из них умерли. И число это, к сожалению, будет расти. На сегодняшний день центрами эпидемии являются Вашингтон, Нью-Йорк и Калифорния – однако в Мичигане, Иллинойсе, Луизиане и других штатах уже готовятся к тому, что они поучаствуют в этой сомнительной гонке за лидерство.

Почему так произошло? Почему самая развитая экономика мира стала самой пострадавшей от коронавируса? Причин тому несколько – и среди них не только недооценка кризиса со стороны власти, но и системные особенности американского государства, прежде всего его экономики и системы здравоохранения.

Так, на первоначальном этапе власти банально проморгали эпидемию. В то время как китайские власти жестко противостояли вирусу, а южнокорейцы, японцы, сингапурцы и тайваньцы (те, кто в итоге смог ограничить распространение эпидемии) готовились к худшему, США, по мнению New York Times, «жили обычной жизнью – интересовались импичментом Трампа, делом Харви Вайнштейна, Брекзитом и Оскарами». Причем интересовались не только люди, но и ответственные чиновники. В администрации США (внутри Совбеза) был человек, который отвечал за координацию действий властей на случай пандемии – адмирал Тимоти Зимер. Однако он ушел со своего поста в мае 2018 года, а его команда была распущена тогдашним советником по нацбезопасности Джоном Болтоном. На его место никого не назначили.

Более того, власть не смогла предугадать масштаб эпидемии – ведь единственным способом сделать это могло быть тотальное тестирование населения, а его не проводилось. По мнению директора Национального института по изучению аллергии и инфекционных заболеваний Энтони Фаучи, вину за недостаточные объемы тестирования, из-за которых долгое время не был понятен масштаб эпидемии, не стоит возлагать ни на Белый дом, ни на Центр по контролю и профилактике заболеваний (федеральное агентство при американском минздраве). Виноваты «технические сложности» при производстве тестов.

 

Однако это не совсем так. Да, в предложенных Центром по профилактике и контролю заболеваний (ЦКЗ – государственное агентство в рамках минздрава, занимающееся эпидемиями) тестах один из компонентов оказался бракованным. Однако когда начали появляться тесты от частных компаний, возникла другая проблема, за которую как раз ответственны Центр и Белый дом – задержка с их сертифицированием со стороны ЦКЗ. Наконец, первоначальные инструкции ЦКЗ предписывали тестировать только тех, кто вернулся из-за рубежа или общался с человеком, чья зараженность доказана.

Где брать технику?

В результате по состоянию на 1 марта в Южной Корее было сделано почти 110 тысяч тестов, в Италии – 23 тысячи, в Великобритании – 13 тысяч, а в США – 472. Напомним, к этому моменту в США от коронавируса уже начали умирать. Если же брать в пересчете на душу населения, то даже в первой декаде марта в США делали 23 теста на миллион жителей (для сравнения: в Великобритании их было 327, на Тайване – 615, а в Южной Корее – более трех с половиной тысяч).

Неудивительно, что когда создали достаточное количество тестов и начали тестировать широкие массы, кривая поползла вверх – и власти США неожиданно поняли, что в их самой мощной экономике банально не хватает оборудования и медицинских средств для борьбы с эпидемией коронавируса.

Так, в 2010 году в США по больницам во всей стране было лишь 62 тысячи полноценных аппаратов для искусственной вентиляции легких – ИВЛ (еще более 10 тысяч хранилось в стратегических запасниках). С тех пор ситуация не изменилась – так, в штате Нью-Йорк (одном из центров эпидемии) изначально было лишь семь тысяч ИВЛ и, по словам губернатора Эндрю Куомо, штату нужно было еще как минимум 30 тысяч. К вечеру 27 марта штат изыскал (купил, починил, вытащил из хранилищ) лишь половину требуемого количества. А пока остальных нет, власти штата и техники в больницах изыскивают новые возможности для спасения людей: например, научились подключать к одному ИВЛ двух пациентов. Однако при всем желании на одну койку двух людей они не положат – в штате было 53 тысячи больничных коек, и это лишь треть от того, что, как говорит Куомо, нужно для борьбы с эпидемией.

С масками и халатами тоже возникла проблема. Значительная часть защитного оборудования для врачей покупалась в Китае. Неудивительно, что теперь – на фоне паники – его не хватает.

 

Дошло до того, что главный хирург США Джером Адамс 

 с призывом к населению «прекратить покупать маски», поскольку «они неэффективны в деле защиты населения от коронавируса, однако если врачи, которые ухаживают за больными людьми, не смогут достать маски, то они – а также районы, которые они обслуживают – окажутся под угрозой».

Пример Италии показал, что случается, когда значительная часть врачей заболевает – и чтобы этого не произошло, сейчас, по данным американского минздрава, медперсоналу нужно про запас около 300 миллионов таких масок. Политики требуют немедленного пополнения запасов. Сенаторы-демократы Крис Мерфи и Брайан Шатц уже внесли законопроект, который требует от федерального правительства сделать так, чтобы американский бизнес произвел не менее 500 миллионов дыхательных масок, 500 миллионов пар перчаток, 20 миллионов медицинских лицевых щитков и столько же хирургических халатов, а также 200 тысяч аппаратов для искусственной вентиляции легких.

Сам Трамп обещает 100 тысяч ИВЛ за сто дней – он уже ввел в действие закон о производстве оборонной продукции 1950 года (позволяющий принуждать компании производить нужные властям товары) и уже обязал компанию General Motors срочно производить ИВЛ. Однако за сто дней случиться может многое, а ложка всегда хороша к обеду.

Дешевле умереть

Эффективная борьба с коронавирусом осложняется не только техническими сложностями и безалаберностью властей, но и структурными особенностями американской системы здравоохранения. В каких-то моментах она не то что не помогает, а мешает бороться с болезнью.

Как известно, в США нет универсальной бесплатной медицины. Часть населения лечится бесплатно по программам государства (для пожилых и самых бедных). Другая часть лечится по страховке, которую покупают сами или получают от работодателя. Третья же не в состоянии купить страховку или не хочет это делать.

В последнюю категорию, по состоянию на 2018 год, входило 27 миллионов американцев (8,5%). И поскольку медицина в США очень дорогая (причин тому множество – монополизм американских фармацевтов, включенные в счета расходы больниц на адвокатов и т. п.), то 28% от всех незастрахованных в возрасте от 18 до 65 лет «с трудом» оплачивали медицинские счета. Однако платить приходилось и тем, у кого вроде как была страховка. Если человек посетил врача, то ему может прийти «счет-сюрприз» – в том случае, если часть стоимости его визита не входит в страховое покрытие. Например, каждый пятый человек, которого увозит скорая, получает такой счет. В среднем он составляет порядка 600 долларов, но может достигать и сотни тысяч долларов.

Неудивительно, что от четверти до половины всех банкротств физлиц в США происходили потому, что люди не могли оплачивать медицинские счета.

 

Почти половина опрошенных американцев «боялась» или «очень боялась» того, что незапланированные расходы на медицинское обслуживание приведут к банкротству. Поэтому около половины американцев, нуждающихся в медицинской помощи, либо откладывали ее на потом, либо вообще не шли к врачу, либо предпочитали лечиться дома самостоятельно с помощью лекарств, которые продают без рецепта.

Вот и сейчас, когда у них проявлялись симптомы коронавируса, они надеялись, что это простое ОРВИ и лечились дома. Ни власти, ни страховые компании не стали стимулировать их пойти к врачу. Ведь если кому-то могло показаться, что страховые компании решили проявить солидарность с населением и на время коронавируса отказаться от таких «сюрпризов», то этот кто-то явно слишком хорошего мнения об американской системе здравоохранения (где лечение больного – это не обязанность, а услуга). Страховщики расщедрились лишь на бесплатные тесты на коронавирус, однако те, кто лечится от последствий коронавируса в больницах, по выписке должны ждать «сюрпризов». Американские СМИ уже пишут о том, что обращающиеся в неотложки по подозрению в коронавирусе люди получают счета в несколько тысяч долларов. Неудивительно, что в США появляется все больше и больше статей о том, что стране нужна европейская – то есть бесплатная – медицина.

Заплатили за кредиты

И это еще полбеды, ведь число тех, кто не может оплатить такие счета, стремительно растет из-за экономических последствий коронавируса. Как известно, у большинства американцев нет значительных сбережений – люди закредитованы по самое не могу и живут от зарплаты до зарплаты. Однако теперь зарплата оказалась под вопросом – например, если человек заболел и уходит в отпуск. Почти четверть рабочих (а среди низкооплачиваемых – вообще половина) не может уйти на оплачиваемый больничный – только за свой счет. Еще хуже ситуация с теми, кто уволен – они вообще остаются без гроша в кармане. На прошлой неделе более трех миллионов американцев уже обратились за различными льготами – и это не предел. Министр финансов Стивен Мнучин предупредил о возможности 20-процентной безработицы – но потом (видимо, когда ему объяснили, что он сказал и как его слова воспринял находящийся в предвыборной кампании Трамп) быстро сдал назад и сказал, что речь идет лишь о «математической модели». Президент Федерального резервного банка Сент-Луиса Джеймс Буллард заявил о возможности 30-процентной безработицы – и пока от своих слов не отказался. 

В результате из-за той же безработицы и личных банкротств людей умрет больше, чем от коронавируса.

 

Прежде всего речь идет о прямых смертях. По некоторым весьма усредненным подсчетам, рост безработицы на один процент приводит к одному дополнительному самоубийству на 100 тысяч населения. Еще больше умрет от негативных последствий. По еще одним подсчетам, увеличение безработицы на тот самый 1% приводит к росту смертей от передозировки опиоидами на 3%. И это не учитывая еще тот факт, что американцам надо лечиться не только от коронавируса. В стране 30 миллионов людей с сердечно-сосудистыми заболеваниями, 34 миллиона диабетиков и 35 миллионов с легочными заболеваниями, потеря страховки может для многих означать прекращение лечения текущих хронических заболеваний – с терминальным исходом.

Поэтому из эпидемии нужно сделать правильные выводы. Можно сколько угодно верить в преимущества частной медицины, разделять лозунг республиканцев о том, что «успешные люди не должны своими налогами оплачивать медицинское лечение неудачников» – однако такой социал-дарвинистский подход неприменим в обществе, где «успешные» и «неудачники» живут в одном городе, коммуницируют друг с другом и заражают друг друга. Все оказываются в одной лодке – и либо все вместе выживают, либо погибают.

Раскрыта тайная схема поставок масок в Россию: как стать миллионером При этом товар отличается высоким качеством

Загружается...

Картина дня

))}
Loading...
наверх