Последние комментарии

  • Вячеслав
    Поздно. С попустительства властей, а скорее преднамеренно, они заполонили всю россию, внедрились во властные структур...Чмаре и Маре в России не место, гоните их
  • Валерий Федосеев
    Ну, наконец то заарканили шмару с арой, вывернуть их наизнанку, вытряхнуть все барыши́, поставить раком в сторону Ара...Чмаре и Маре в России не место, гоните их
  • Николай Зарков
    Света!! А чего бояться выражать своё мнение на просторах демократического и свободолюбивого  сайта ОДНОКЛАССНИК. Сейч...Кому мешает пенсионная реформа

Пенсионная реформа: Пожилых гонят вон, делая изгоями всех, кому за 50

Людей в возрасте увольняют пачками, находя множество причин

Пенсионная реформа: Пожилых гонят вон, делая изгоями всех, кому за 50
Фото: Алексей Филиппов/ТАСС
 
 
 
 

Вам до пенсии меньше пяти лет и вас хотят уволить с работы? Не позволим, накажем работодателя, чтобы впредь и мысли подобной не допускал! Так год назад, после принятия пенсионной реформы, говорил, успокаивая сограждан, председатель правительства РФ Дмитрий Медведев. Уже тогда многим было ясно, что не продуманная, чреватая для населения тяжелыми последствиями «реформа», одним повышением пенсионного возраста явно не ограничится. «Бомба» была заложена в самой её кощунственной идее — сэкономить на пожилых людях.

И она, эта бомба, «рванула».

Не прошло и полгода, как появились первые жертвы. Кавычек в данном случае не ставлю, потому что те, о ком речь, в прямом смысле слова являются жертвами команды Медведева, разрабатывавшей новый пенсионный документ. Она же, эта команда, ввела в нашу повседневную жизнь и название тем, кого в первую очередь коснулись нововведения — предпенсионеры.

Одним из «смягчающих реформу факторов» называли в «Единой России», замутившей всю эту историю, дополнение Уголовного кодекса РФ статьёй 144.1 — за увольнение или необоснованный отказ в трудоустройстве тех, кому до выхода на пенсию остается менее пяти лет. Многие россияне сразу усомнились в её эффективности. Статья предполагает, в частности, штраф в размере до 200 тысяч рублей — разве это деньги для какого-нибудь концерна? Или обязательные работы — не конкретизируется, какие именно, кому отрабатывать — неужели самому гендиректору фирмы?

 

Но главное в ином. Ни один вменяемый руководитель не станет вредить себе и своему делу, увольняя человека только за то, что он «старый». Это же очевидно. Или по той же причине отказывать кому-то в приеме на работу. Чтобы сделать то и другое, повод найдется, особенно если хочешь его найти.

Не удивительно, что, по данным Роструда, за девять месяцев текущего года к ним поступило всего порядка четырехсот жалоб из-за увольнений предпенсионеров. В масштабах все ещё необъятной России — капля в море. Во что трудно поверить. Ни в одном из этих случаев дело не дошло до дела — уголовного. Как справедливо заметил по этому поводу Александр Шершуков из Федерации независимых профсоюзов России (ФНПР), доказать на практике дискриминационную причину увольнения или отказ в приеме на работу практически невозможно.

 
 

«Формально людей увольняют не из-за возраста, а по другим причинам», — уверен он. Ему вторит Павел Сигал, вице-президент общероссийской организации малого и среднего предпринимательства «Опора России». Он обратил внимание на то, что работодатели зачастую вынуждают работников писать заявление по собственному желанию, угрожая увольнением по «нехорошей статье», что в свою очередь создаст человеку трудности с поиском нового места работы.

Именно так повсеместно сейчас и происходит.

Петербург. Стоматолог Тамара З., 53 года, врач от Бога. Больше двадцати лет отработала она в городской поликлинике на Московском проспекте. В начале 2000-х годов ту «оптимизировали». Тамара Михайловна без работы, однако, не осталась, практически сразу получив предложение в небольшую частную клинику. Врач она классный, клиентуры всегда было много. В январе текущего года, ещё не завершились новогодние каникулы, ей позвонила замдиректора клиники. Поздравила с праздником, а потом сообщила в какой день приходить за расчетом.

 

— Я сразу и не поняла, о каком расчете идет речь, — вспоминает ту ситуацию Тамара Михайловна. — Никаких замечаний ко мне за все годы не было ни разу, наоборот, только благодарности от пациентов и руководства. Небольшая наша клиника пользовалась популярностью. Зарплату три стоматолога, включая меня, и две медсестры получали сравнительно небольшую, но стабильно. Объяснять что-либо замдиректора тогда ничего не стала, сослалась на занятость и отключила связь. О причине сказали мне коллеги: мой возраст. А с ним и стаж. И ещё чисто профессиональные мои требования: в медицине ведь очень важна стерильность, современные препараты и аппаратура, с чем периодически возникали у нас проблемы. Работодатель посчитал, что выгоднее взять более молодого специалиста.

«СП»: — Но вы в курсе, что уволить вас не имели права, согласно дополненной в 2018-м году в УК РФ статье 144.1?

— «Качать права» не люблю и не хочу. Ну, допустим, восстановили бы меня после обращения в прокуратуру, выплатили какую-то компенсацию. Потом все равно бы не дали нормально работать, искали бы повод, чтобы избавиться от строптивой «старухи». Это же очевидно. Современные бизнесмены обид не прощают. Поэтому написала заявление по собственному желанию, и будьте вы все здоровы!

 

«СП»: — К слову, какой возраст самих хозяев «вашей» клиники?

— Директору к пятидесяти, его заместительнице и по совместительству фаворитке, немногим за тридцать. Я вообще так и не поняла за те двенадцать лет, что у них работала, зачем им стоматология, в которой оба мало что понимают. Занялись бы лучше продуктами или стройматериалами, там и народ проще, и барыш круче…

Не стал обращаться к букве закона и 58-летний Иван Игнатов из Ломоносовского района Ленинградской области. Он строитель с 30-летним стажем. Был в свое время мастером, прорабом. Специализации — маляр, штукатур, плотник, кровельщик, сантехник. Только что на «стрелке» не сидел (большой поворотный кран).

— После того, как стартовала эта пенсионная реформа, так называемая «реформа дожития», и подняли пенсионный возраст, у нас в тресте начались увольнения всех тех, чей возраст приближается к 60. Начальство даже предлогом себя не утруждало. Прямым текстом говорило: пиши заявление. Я, было, «встал в позу»: с чего вдруг? Какие ко мне претензии? В ответ услышал: дорого обходишься.

«СП»: — Вам положены какие-то надбавки к зарплате?

— Не в этом дело. А в том, что выгоднее взять молодого мигранта, наскоро научить его «чему-нибудь и как-нибудь», и соответственно платить — по минимуму. Я у прораба спрашиваю: учить этих молодых кто будет — в ПТУ, то есть, колледжи их не заманишь, работа у нас тяжелая в принципе, плюс почти все время на открытом воздухе, и в дождь, и в снег, и в мороз. Ответил, что его это мало касается, сам собирается уходить из профессии…

Пикалево Волховский район Ленобласти. Светлана Градова, экс-работник местного цементного завода, ещё нет 55-ти.

— Мне муж посоветовал уволиться, потому что условия на заводе все хуже и хуже, — рассказала Светлана Васильевна. — Сам он, инженер, пока ещё служит там, но ситуация сложная. Как я слышала, начальство собирается «подчищать» коллектив, чтобы был и помоложе, и без претензий.

Новосокольники Псковской области. Неказистый городок со стремительно убывающим населением — за год минимум 500−800 человек коренных жителей навсегда покидают его в поисках лучшей доли. «Работником полей» называет себя 58-летний Михаил Г. Он с малых лет помогал отцу-механизатору, затем сам освоил технику.

— Сеянных полей у нас в последнее время все меньше, — сетует Михаил. — Некому сеять-то. Стали выводить землю из этой категории, делить на участки и продавать частникам. Я перешел на работу в автобазу. Теперь и там проблемы — сокращают штат. Мне сказали, что не справляюсь, хотя конкретных фактов не привели. Предложили уйти «по собственному», пообещав уволить «с премией» и с возможностью при случае подзаработать на договорной основе. Я согласился, выбора все равно нет. Уезжать мне отсюда некуда, да и не хочу, вырос здесь. А дети мои уже уехали. Сын в Петербург, дочь пока в Пскове, учится в колледже на стилиста.

 

Мурманск. Елена Волкова, бухгалтер, 53 года. Пыталась оспаривать свое увольнение. Обращалась в районную прокуратуру. Кончилось тем, что чуть не получила «белый билет» — запись в трудовую книжку о скандальном характере. «Это я-то скандалистка? — Чуть не плачет она. — За всю жизнь ни одного замечания не получила, всегда в пример меня ставили — и исполнительная, и доброжелательная»…

Позвонив ещё в несколько мест, корреспондент «СП» убедилась в том, что увольнения предпенсионеров происходят, в сущности, повсеместно, и никак не зависят ни от рода занятий человека и профиля фирмы, в которой он служит, ни от места его жительства. Похоже, становится уже обычным делом, системой.

В Петербурге, выясняя ситуацию, звонила я не только рядовым гражданам, но и самим работодателем. Большинство начинали почему-то нервничать, бросали трубку на полуслове. А вот Виктор Сидорович, предприниматель, его бизнес связан с организацией художественных выставок, сам стал задавать мне вопросы.

— Нас упрекают в том, что увольняем пожилых. А если они плохо работают? Скажем, зрение упало, не может быстро читать и считать, или слышит плохо. Или устал, надоело, просто дорабатывает до пенсии? Такое случается не так уж редко, — говорит он. — У меня были такие сотрудники. Одну долго терпел, она одинокая, все плакалась, что «умрет от тоски без работы». Раз подвела, два. Пришлось минувшей весной расстаться. Так что я категорически против уголовной ответственности за увольнение пожилых. Надо разбираться с каждым конкретным случаем.

Вот вам и «смягчили» пенсионную реформу горе-реформаторы действующего российского правительства! В точности по поговорке: куда ни кинь — опять клин. И те, кто утверждает, что новая статья в «уголовке» снимает социальное напряжение, лукавят. Не только не снимает, но ещё и «добавляет».

Источник ➝

Популярное в

))}
Loading...
наверх