Ваше мнение

102 201 подписчик

Свежие комментарии

  • Натала Васильева
    Видимо он честный человек"Неработающим пен...
  • Strannik Weid
    Что он отказался от зарплаты премий госдачи персонального авто?"Неработающим пен...
  • Strannik Weid
    Да 5 миллионов на 100 миллионов конечно сила))"Неработающим пен...

Карабахская война показала возможную уязвимость российской армии

Израильский барражирующий боеприпас Harop стал одним из главных инструментов, обеспечивших победу Азербайджана

Отгремели залпы последней карабахской войны, так плачевно закончившейся для Армении и так успешно для Азербайджана. Какие уроки военно-технические уроки должна извлечь Россия из того, что было продемонстрировано на поле боя? Есть ли у нашей страны возможность что-то противопоставить тому оружию, которое принесло победу Азербайджану?

Азербайджан готовился к этой войне много лет. В 2020 году азербайджанскими взводами, ротами и батальонами командовали офицеры, вся жизнь которых, с момента, когда они начали говорить (это не преувеличение), прошла под лозунгами национального реванша в Карабахе и изгнания армян с территории Азербайджана. Это дало очень высокий уровень мотивации личного состава. Азербайджан сделал попытку «прощупать» армянскую оборону в 2016 году, но тогда Россия и Иран одернули Ильхама Алиева, и наступление пришлось прекратить. На этот раз Алиев, зная о том, насколько сильно Пашинян оттолкнул от Армении Россию, решил рискнуть и пойти до конца.

Много лет Азербайджан закупал в России новейшее оружие, например, танки Т-90. В последние годы к России в качестве поставщика военной техники сначала прибавился Израиль, а с недавних пор – Турция со своими знаменитыми теперь беспилотными летательными аппаратами (БПЛА) Bayraktar.

Азербайджанцы непрерывно проводили учения, запасались боеприпасами.

 

Перед самым началом войны армия Азербайджана смогла, во-первых, создать подавляющее численное превосходство над войсками Карабаха. Во-вторых, ввести противника в заблуждение относительно своих намерений. И в-третьих, придумать такую схему развертывания и ввода в бой своих войск, при которых азербайджанцы опережали армян в сосредоточении сил на любом атакуемом участке.

Численное превосходство Азербайджана было подавляющим и без всяких БПЛА, как и качественное превосходство войск. В значительной степени победа Азербайджана связана именно с этим: его войска были лучше вооружены и обучены, их было в разы больше, ими лучше управляли, азербайджанское военное планирование было лучше армянского – и, в общем, победа Азербайджана была предрешена.

А вот степень этой победы, «боевой счет» и цена предрешены не были. И тут нам стоит обратиться к военной технике.

Фактор БПЛА

В своем недавнем интервью Ильхам Алиев заявил, что беспилотники азербайджанских ВС уничтожили армянской техники на миллиард долларов – столько же, сколько все остальные без исключения средства.

Азербайджанцы применяли «большие» БПЛА Bayraktar TB2 и различные виды барражирующих боеприпасов: например, израильские Harop и Skystriker. Это, по сути, дроны-самоубийцы – одноразовые БПЛА-уничтожители. Нужно отметить, что Турция тоже производит такие аппараты: например, Kargu – квадрокоптер с прицельной системой, спутниковым радиоканалом управления и зарядом взрывчатого вещества. И в Сирии, и в Ливии, а теперь вот и в Азербайджане применение беспилотных боевых летательных аппаратов разных типов заставило противников Турции и Азербайджана заплатить огромную цену за неспособность эффективно противостоять этой угрозе. Какие выводы необходимо извлечь России из этого?

Во-первых, нам самим нужна такая техника и как можно быстрее. Барражирующий боеприпас – это идеологически новое для нас оружие. Им, грубо говоря, сначала «стреляют», а потом ищут цель. Это по сути одноразовый разведывательно-ударный комплекс. Такие аппараты дают возможность вести воздушную разведку и уничтожать выявленные цели любому командиру мотострелковой роты, если не взвода.

Теперь офицеру на линии фронта не надо сначала дожидаться, пока окопанный и замаскированный танк откроет по тебе огонь, а потом запрашивать по радио огонь артиллерии. Или же ждать, пока свои танки или противотанковые ракеты поразят обнаружившего себя противника. Теперь можно обследовать свою полосу наступления с воздуха, выявить важные цели, и этими же БПЛА их уничтожить – не надо никого ни о чём просить и кого-то ждать. Мы так не умеем, у нас нет ни отработанной тактики таких действий, ни техники для этого.

Пример ВС Азербайджана показывает, что наличие дронов-уничтожителей кратно повышает потери противника и настолько же кратно снижает свои. Это еще и удешевляет войну – на точечную цель надо тратить очень много артиллерийских снарядов или же поднимать свой «большой» БПЛА и, рискуя им, наводить огонь высокоточных управляемых артиллерийских снарядов, которые стоят сравнимых денег. С учетом потерь в «больших» БПЛА и норм расхода снарядов, барражирующие боеприпасы делают войну гораздо дешевле.

Россия могла бы создать такие боеприпасы сама или же пойти проторенной дорогой – купить технологии у Израиля. Еще одним из вариантов является привлечение к сотрудничеству Ирана, который также является одним из мировых лидеров в производстве барражирующих боеприпасов и даже имеет такие противовоздушные системы. Иранским одноразовым дроном-убийцей, предположительно, был сбит в Афганистане самолет ЦРУ, в котором находился Майкл д'Андреа – высокопоставленный сотрудник ЦРУ, отвечавший за убийство генерала КСИР Касема Сулеймани в Багдаде. Иранские дроны-уничтожители применялись в Сирии не раз, это проверенная в бою техника. То есть возможности получить различную технику такого назначения у нас есть – и это нужно сделать срочно. Важно не промахнуться с тактико-техническими характеристиками – низкая цена такого оружия обязательна.

Вторым важным уроком является значение ударных беспилотников. И тут опять встает вопрос о цене войны. Ту работу, которую у России выполняет дорогой ударный вертолет Ми-28 с двумя живыми летчиками, у Турции и Азербайджана выполняет в разы более дешевый беспилотник с малыми по мощности боеприпасами, которых, однако, достаточно для уничтожения типовых целей на поле боя. Если его сбивают, то проблемы нет, можно поднять в воздух новый, а мы теряем квалифицированный экипаж и в разы больше денег на технику.

Поразить БПЛА намного труднее, в нем применено много композитов вместо металла, он небольшой, радиолокаторы его засекают на очень небольшом расстоянии, инфракрасная сигнатура у него низкая, уровень шума – на уровне легкового автомобиля. При этом его способность обнаруживать цели не уступает таковой у вертолетов, а остронаправленные спутниковые каналы связи с операторами почти не поддаются подавлению.

Совсем недавно первая партия ударных БПЛА «Орион» поступила на вооружение российских войск, но надо признать, что мы отстали от Турции, Израиля, Ирана и США на многие годы в этой тематике. Этот пробел срочно нужно закрывать, и война в Карабахе показывает, насколько срочно. Нам также нужно критически оценить то, какими боеприпасами мы собираемся их оснащать – они должны быть недорогими и, как показали турки, могут быть малогабаритными. Критически важна возможность наводить огонь артиллерии с любого неодноразового БПЛА, в том числе путем лазерной «подсветки» целей. У России есть технические возможности для того, чтобы поставлять такую технику в войска, надо просто делать это – и всё.

Уроки для ПВО 

Однако российским войскам нужно еще кое-что – умение защищаться от такой техники.

БПЛА в том виде, в котором их применяли Турция и Азербайджан, представляют собой проблему для войсковой ПВО. Если позиции ЗРК типа С-400 или стационарные объекты можно еще прикрыть «Панцирями», то войска ими не защитить, нужны другие системы. Теоретически полноценная войсковая ПВО может защитить войска от таких угроз, как «большие» БПЛА, тех же «Байрактаров», но даже здесь нужно много работы. Нужна, например, единая система управления и обмена информацией, когда войсковая ПВО могла бы получить данные о наличии цели в воздухе даже от наземных подразделений. Вооруженным силам России стоило бы провести исследовательские учения с привлечением больших групп наземных войск и наших же строевых БПЛА, чтобы определить, в какую сторону войсковой ПВО необходимо совершенствоваться.

Так, есть мнение, что к борьбе с БПЛА могут быть привлечены вертолеты. Тот же Ка-52 с другой РЛС вместо штатной и ракетами «воздух–воздух» мог бы стать просто «убийцей Байрактаров».

К сожалению, этот вертолет сейчас модернизируют «в другую сторону», когда он полностью утратит даже имеющиеся возможности. Но всё же это потенциально удачная платформа для таких задач, и радиолокаторы, которые могли бы дать ему возможность работы по малозаметным БПЛА, в России есть, причем готовые к серийному производству. Надо только «срастить» одно с другим.

 

Куда сложнее оборона от барражирующих боеприпасов. Сегодня ни одна армия в мире не имеет готового рецепта отражения нападений БПЛА-уничтожителей, дронов-самоубийц. Дело в том, что при их массированном применении не хватит никаких зенитных ракет, никаких РЛС. Фактически чтобы иметь шансы отбивать удары таких БПЛА, каждая или почти каждая единица боевой техники сама должна быть и системой ПВО. Сегодня такой возможности нет ни у кого. Что необходимо?

Во-первых, совершенствование систем управления огнем и взаимного обмена информацией боевых машин. Грубо говоря, нужна техническая возможность передать целеуказание с РЛС войсковой ПВО на каждую БМП, чтобы с каждой БМП могли навести оружие на воздушную цель и поразить ее.

Это выглядит как фантастика, но это не фантастика. Это можно сделать, даже с имеющимися технологиями, но надо этим заняться, такая система не появится за полгода, это серьезная работа. Сейчас в РФ идет модернизация БМП-2, орудийные башни меняются на орудийные модули с той же 30-мм пушкой. Вот в эту работу и стоило бы «встроить» необходимость интеграции войсковой ПВО с остальной боевой техникой сухопутных войск. К счастью, второй компонент такой системы – 30-миллиметровые снаряды с программируемым подрывом – в России уже есть и даже испытаны в Сирии. Этим нужно воспользоваться.

Второе важное направление – срочное ускорение работ по доведению до серии зенитной самоходной установки 2С38, оснащенной 57-мм зенитной пушкой, стреляющей как управляемыми снарядами, так и снарядами с программируемым подрывом. Эта машина, вкупе с включением всех носителей 30-мм автоматических пушек (БМП, БТР), позволит защитить войска от атак БПЛА-уничтожителей. Проблема в сроках – скорее всего, мы не успеем насытить войска этими установками до следующей большой войны, которая явно не за горами. Но тут есть «читерский ход».

До сих пор на складах хранения российских вооруженных сил в большом количестве имеются старенькие «герои Вьетнама» – автоматические зенитные пушки С-60 калибра 57 миллиметров. Сейчас они уже почти бесполезны как средство ПВО. Однако за границей их эффективно модернизируют. Например, словенская Valhalla turrets оснащает такую пушку прицельным модулем с тепловизором, механизмом непрерывной подачи снарядов (92 штуки подряд) и системой автоматизированного наведения. В результате старая советская пушка превращается в форменное сверхоружие. Минусом является малый (400 выстрелов) ресурс ствола, но запасные стволы тоже есть на хранении, и они на этой пушке быстро меняются. Программатор для снарядов на нее тоже «встает», это проверялось.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Карабахская война показала возможную уязвимость российской армии

 

Зенитная самоходная установка 2С38, оснащенная 57-мм зенитной пушкой

 

Невозможность быстрого производства 2С38 можно компенсировать принятием на вооружение таких пушек. Их можно модернизировать и просто устанавливать на крышах тягачей МТЛБ, взятых с того же хранения. Это именно дешевое и массовое решение, которое при наличии систем взаимного обмена информацией в войсках и вместе с применением 30-мм программируемых снарядов на БМП и вооруженных пушками БТР, позволит отбиваться от атак дронов-камикадзе.

Сегодня дроны-уничтожители уже стали серьезной угрозой, но на подходе следующий этап. Если турки и израильтяне используют их как дистанционно управляемые, то американцы отрабатывают применение «залповых» атак таких БПЛА с примитивным искусственным интеллектом. И завтра вместо десятка управляемых «камикадзе» будет сотня автономных, которые просто не имеют связи ни с кем и неуязвимы ни перед какими системами РЭБ. На американских полигонах эта техника уже успешно поражает цели.

Остановить их можно одним способом – созданием и поддержанием на их боевом пути осколочного поля такой плотности, чтобы они через него не прошли. А значит, указанные выше рецепты борьбы с такого рода БПЛА безальтернативны. Через пять или шесть лет командир идущей колонной ротной тактической группы будет внезапно обнаруживать в 30-40 секундах подлетного времени пару сотен дронов-самоубийц, идущих на его БТР или БМП, и российским вооруженным силам надо уже сейчас учиться отбивать такие атаки. Технически Россия способна к этому подготовиться, но нужно это делать, сама собой проблема не исчезнет.

Это, пожалуй, главный военно-технический урок Карабаха.

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх