Ваше мнение

102 215 подписчиков

Свежие комментарии

  • Гаражный кооператив ЛАДА
    Дайте мне этого Мишу Фишмана! Я популярно объясню этому говнюку, что такое террористический акт, и кИто такие террори...Плюгавенький мужичок
  • Андрей Петров
    В 1917 замутила не Москва, а Санкт-Петербург, причем замутили-то как раз либералы - Февральская революция. А вот спас...Думайте, русские,...
  • Галина Чужая
    Самое интересное, что всё опять замутит Москва, как 1917, как в 90-е годы и никто нас не будет спрашивать хотим мы ...Думайте, русские,...

Александр Росляков. Враги народа – кто они и что их ими делает?

Александр Росляков. Враги народа – кто они и что их ими делает?

Когда я в юности первый раз увидел название пьесы Генрика Ибсена «Враг народа», то исподволь удивился. В силу представлений той культурной среды, где я вращался, это словосочетание казалось каким-то искусственным, чуть не анекдотическим – ведь реальных врагов народа никогда не было и быть не могло. «Это все придумал Сталин в тридцать эдаком году!» И вдруг на тебе: чуть не за полвека до его прихода к власти норвежский драматург дает это определение вполне всерьез.

Правда, герой пьесы, так называемый, оказался как раз не врагом; враги – те, кто его так называли. Но, значит, они все же могут в жизни быть?

И вот лишь после гибели наивно-романтического позднесоветского государство, где у народа могли быть только слуги и друзья, пусть и с бочком, но не враги – открылось наконец во всей красе мурло этих врагов.

Нынче они не прячутся от публики, не надо под пытками добывать показания на них – сами с сатанинской гордостью лезут на вид... Уже все, наверное, догадались, о ком речь. Да, именно, это наши чиновники и депутаты, сама власть, пропитанная лютой ненавистью к подвластным. Эти поднявшиеся из холопского звания тузы, что «сущие псы» уже не иногда – всегда.

Их самые показательные публичные откровения у всех на слуху; вот для освежения памяти несколько примеров:

Илья Гаффнер, депутат Заксобрания Свердловской области: «Если не хватает средств, надо просто поменьше питаться».

Ольга Глацких, директор департамента молодежной политики Свердловской области: «Вам государство вообще ничего не должно. Государство не просило вас рожать».

Наталья Соколова, министр труда и занятости в Саратове: «Жить на 3500 р. сможете. В каждый сезон есть продукты, которые дешевеют и которые дорожают. А макарошки всегда стоят одинаково».

Сергей Вострецов, комитет Госдумы по труду и социальной политике: «Ко мне на прием приходят странные люди, жалуются, что у них по два-три высших образования, а они не могут найти работу. Когда я им указываю, что биржа труда ломится от вакансий маляров, уборщиц, продавцов, воротят нос. Ну и кто виноват, что они такие белоручки?»

Этих людей, почти сплошь членов правящей ЕР, являющих собой «глас антинарода», нет-нет увольняют и исключают за их словоизлияния как за какие-то нарушения и ошибки. Но в чем ошибка? Они лишь выбалтывают на своем языке то, что у всей элиты на уме. И потому наказания для них никогда не бывают больно строги: с одного кресла показательно попрут – другое тут же заботливо подставят.

Общий смысл их речений – «Молчать, пока зубы торчат! Вас, голозадых, в нашей очереди за хорошей жизнью не стояло и стоять вовек не будет!» И судя по несносному житью нашего народа, особенно в провинции, по сравнению с житьем народов других, развитых стран – это отребье захватило если не все, то ключевые места в путинской вертикали.

Но что сделало такой эту братию, перешедшую, образно говоря, из арестантов в сталинские годы в нынешние вертухаи? Ведь все выходцы из того же самого народа – какая-то, что ли, бацилла, впилась в загривок, превратив их во врагов народа своего?

Есть старая побаска, как двух мужиков спросили, что стали б они делать, вдруг окажись в шкуре царя? Один сказал: «Лежал бы с утра до ночи на печи и ел сало с салом». А другой: «Сел бы на лавку посреди улицы, и кто мимо идет – по морде хрясть!»

То есть почин был отродясь в природе человека – и тот общественно-политический стой, что стихийно возник у нас после краха СССР и дооформился при Путине, выпихнул наверх героев той побаски. Их сказка стала былью, и они на деле убедились, что для защиты «сала с салом» жизненно необходимо и «по морде хрясть» – к чему готовы в самой жесткой форме при любой попытке отобрать их «сало».

Они не собираются ни сном ни духом исправляться – напротив, только входят во вкус и в раж. Берут реванш за времена, когда приходилось прислуживать ненавистному им народу, чтобы подняться в его пастыри и тем «салом» обрасти.

И как тогда быть с ними? Ведь каких-то иных мер, кроме отмененной им на радость высшей, они точно на поймут, отмажутся, откупятся от всего, протиснутся, как между струйками дождя, меж струйками закона... И такого выбора – или сталинская жестокость к врагам народа, или демократическая гуманность, где они же и представляют эту демократию – жизнь, похоже, не дает. Выбор иной: либо враги уничтожают свой народ, стремительно пошедший сейчас, при их торжестве, на убыль без всякой войны – либо народ уничтожает их.

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх