Ваше мнение

102 218 подписчиков

Свежие комментарии

  • Валерий*Адекватник
    мечта о будущем, в котором Россия должна съежится до размера нескольких губерний вокруг Москвы может трансформировать...«Снова захватим М...
  • Валерий*Адекватник
    стоя раком они все одинаковые...«Снова захватим М...
  • darem
    Браво тихановской Любовь к народу заставило простую женщину предстать перед европарламентом. Н е каждый из нас см...МИД РФ о Тихановской

Как болеет Русский Север: Медикам дали по 400 рублей, а пока спускали «Князя Владимира», устроили вспышку

Архангельский политолог рассказал, как регион выходит из режима самоизоляции

Как болеет Русский Север: Медикам дали по 400 рублей, а пока спускали «Князя Владимира», устроили вспышку
Фото: Сергей Яковлев/ТАСС

В Архангельской области только и говорят, как об объединении с Ненецким автономным округом. Как отметил и.о. губернатора Александр Цыбульский, жители будут сами решать, состоится ли слияние двух субъектов РФ. Тем временем регион постепенно выходит из режима ограничений, связанных с коронавирусом. Вспышка, произошедшая неделю назад в Северодвинске, несколько затормозила процесс возвращения к нормальной жизни. Но уже в июле малый и средний бизнес ждет еще один кризис, отмечает политилог Андрей Чураков, связанный с сезонным падением потребительского спроса. Если реальной помощи от государства архангельский бизнес так и не дождется, к сентябрю ситуация будет аховая.

«СП»: — Сейчас актуальна тема карантина или самоизоляции. Скажите пару слов о том, как Архангельск живет во время самоизоляции. Помогают ли врачам, доходят ли федеральные меры поддержки населения, бизнеса и выплаты медикам?

 

 

— С одной стороны, приняты программы, подписаны соответствующие документы, о том, кто находится на самоизоляции, как перемещаться по городу. С другой стороны, фактически Архангельск как жил своей жизнью, так и живет.

Был какой-то краткий период, когда остановили крупные предприятия, но в течение недели эта приостановка была отменена, начали выходить люди снова на работу. На улице достаточно людно вечером, сейчас у нас установилась более-менее весенняя погода. У нас прекрасная красивая набережная длиной пять километров, горожане выходят на роликовых коньках, на велосипедах. В масках я единицы вижу, потому что на самом деле люди не пересекаются — там достаточно большая дистанция между ними, свежий воздух.

У нас есть серьезная проблема в нашем втором городе области, где расположены оборонные предприятия, на одном из которых ремонтируют, на другом — строят подводные лодки, вот там реальная вспышка То что мы сегодня на седьмом месте по количеству заболевших за сутки, это как раз проблема города Северодвинска. Там получилось так: защитные меры были, безусловно, масочный режим, температуру мерили, но, по всей видимости, поскольку на вчерашнее число было запланировано подписание документов о сдаче очередного подводного ракетно-ядерного крейсера «Князь Владимир» — символичное название — нужно было его сдавать и, соответственно, как всегда в таких случаях бывает, был аврал. Людей всех загнали на работу, достаточно было одного-двух заболевших, для того чтобы распространение вируса началось в серьёзных масштабах. Документы вчера не подписали, сдача «Князя Владимира» сорвана, плюс ко всему эпидемия. Будут ли по этому поводу какие то действия административные? Тут я не могу сказать.

Но опять же, в целом, когда у нас начали вводить противоэпидемиологические мероприятия, у нас транспортная доступность Архангельской области достаточно условная. У нас одна железная дорога, одна автомобильная дорога и один большой аэропорт. Отследить людей, которые едут по железной дороге — вопросов нет, паспортные данные по пассажирам железной дороги имеются. В аэропорте — та же самая история. У нас до последнего времени, кто бы откуда не прилетел — самые популярные рейсы Москва, Санкт-Петербург, где неблагополучная обстановка — никто никого не встречал. Один из моих приятелей делам военной службы прилетел в Архангельск и сказал, что была очень показательная история: люди, выйдя из самолета, пройдя по трапу, зашли в здание аэровокзала и остановились в ожидании, что сейчас им будут мерить температуру, и выдавать какие-то там памятки. Люди дисциплинированно ждут, никто не приходит, идет мимо сотрудника аэропорта, его спросили, будут ли их как-то проверять? Он говорит, что нет. И в течение месяца это работа вообще была не организована. Деятельность того штаба, который там возглавляет у нас зампредседателя правительства, заключалась в том, что они проводили совещания, фиксировали цифры. Причем эти цифры зачастую не совпадали с теми, которые публиковались на федеральном сайте, потом они оправдались, говорили, что нас с Астраханью перепутали и другие нелепые вещи. Реальной работы по купированию эпидемии, ее практически нет.

«СП»: — Сколько сейчас заболевших и хватает ли врачей, коек?

— Я думаю, что с поскольку за последние дни у нас там был по 150−160 заболевших в сутки, сейчас будет серьезная проблема с койко-местами, по Северодвинску особенно. Резерв, по моему, на нуле по койко-местам. Ситуация идет к чрезвычайной. Что касается работы местной бюрократии, архангельская область входит в число тех субъектов федерации, где по исполнению поручений Путина о том, что медики, которые работают и потенциально подвержены заражению, наши чиновники решили, что они будут медикам начислять пени по числу часов и минут, которые они контактировали с зараженными. По итогам апреля, мой старый друг врач скорой помощи, который ежедневно себя подвергает этой опасности, ему начислили 400 рублей. При том это высококвалифицированный специалист, который всю жизнь проработал.

Был поднят по этому поводу шум, председатель правительства Архангельской области начал еще оправдываться и объяснять, почему они так начислили и только когда Путин стукнул кулаком по столу, только тогда они вдруг признали, что надо выплачивать сумму в полном объеме. Но до сих пор еще приходят сигналы о том, что, особенно в муниципальных районах, где тоже есть единичные случаи, но тем ни менее скорая помощь точно также выезжает за больными. Врачи скорой помощи в одном из районов возмущаются, почему их исключили из списка, если они также работали с коронавирусом. У врачей в Архангельской области и так не очень высокие зарплаты, поэтому для них это очень значимая сумма.

«СП»: — Как происходит выход Архангельской области их режима самоизоляции, работают ли парикмахерские, торговые центры?

— Торговые центры частично работают, у нас буквально неделю они
были условно закрыты, допустим, магазины, которые торгуют электроникой. Неделю они не работали, работали только по интернету на заказ. Через неделю работали уже в штатном режиме. Плюс ко всему у нас область с утраченным управлением. Вот мебельный магазин — это не анекдот — я захожу в мебельный магазин, который торгует диванами, по всем положениям он не имеет права работать, но этот магазин в центре своего выставочного зала поставил стол и на этом столе лежат предметы бытовой химии, туалетная бумага. Достаточно начать торговать, на ряду с другими товарами, туалетной бумагой для того, чтобы формально ни один проверяющий не мог тебя достать.

Мое предприятие не подпадает под ограничения, мы не останавливали работу. Так вот я на работу и с работы хожу пешком, за два месяца, пока идет этот карантин, я на улице не видел ни одного полицейского, который бы подошел к кому-то, спросил там паспорт. Ходят пожилые люди, ходит молодежь, вчера я видел девочек в фартуках, поскольку последний звонок они гуляли, пользуясь тем, что у нас хорошая плюсовая погода. Поэтому своей жизнью живёт регион в этом плане, не особо напрягаясь. Если бы не Северодвинск, и вообще было бы, наверное, тихо и спокойно. Есть давно выявленная тенденция, чем севернее мы живем, тем меньше эпидемии распространяются. В этом плане есть какой-то баланс: не хватает может быть солнца, кислорода и витаминов, зато вирусы не так агрессивно на нас действуют.

«СП»: — Когда это все закончится, местные власти вам что говорят?

Местные власти, по моей информации, были готовы начать какие-то процедуры по снятию ограничений с 1 июня. Но вот сейчас вспышка в Северодвинске, я думаю, что она внесет коррективы. У нас не работают предприятия общественного питания, то есть рестораны и кафе, но многие выкручиваются за счет того, что они на торгуют на вынос, многие организуют доставку.

Магазины промтоварные, конечно, же там ситуация аховая. В этом бизнесе очень серьезные будут проблемы. Парикмахерские у нас начали работу, по моему, там уже больше недели назад — естественно, с определенными ограничениями, чтобы люди не сидели в очередях, не было скученности, мастера работали в масках и с использованием дезинфицирующих средств.

Я думаю, что с учетом Северодвинска, наверное, в районе 10 июня могут дать возможность полноценно работать, но бизнес за это время очень серьезно пострадал, особенно малый-средний. Тот круг общения, который у меня есть, по моим прикидкам, где-то 30% индивидуальных предпринимателей, с которыми я общаюсь, контрагенты мои, они говорят, если не будет какой-то серьезной поддержки со стороны федерального правительства, которая будет заключаться не в отсрочках, а в реальной помощи, то, безусловно, придется закрываться.

Впереди еще такой специфичный момент на северных территориях, у нас лето это мертвый сезон для бизнеса. У нас летом бизнес и так и испытывает очень серьезную стрессовую ситуацию. Просто люди разъезжаются, кто-то выезжает в более теплые регионы, кто-то выезжает на свои дачи за город. В это время наблюдается спад продаж и реализации услуг в июле-августе всегда до 30−40%. Такое падение, если мы сейчас выйдем из карантина и попадаем сразу же в этот спад покупательной способности, то я уверен, что к сентябрю
по экономическим показателям будет абсолютно аховая история.

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх