Ваше мнение

102 187 подписчиков

Свежие комментарии

  • Вячеслав Сорокин
    Янушка просто балбес и пустомеля. Сменится мода, перестанет запад платить деньги и он вновь полюбит своего деда, ещё ..."Тягостно осознав...
  • Александр Зельтен
    Да, конечно тягостно... Вот если бы предок в зондеркоманде СС служил, то расперло бы от гордости этого либераста!"Тягостно осознав...
  • Александр Зельтен
    Да, конечно тягостно... Вот если бы предок в зондеркоманде СС служил, то расперло бы от гордости этого либераста!Правительство «пр...

Врачи сами себе шьют маски, а им за это шьют дело

У медиков не принято выносить свои проблемы за пределы больницы. Но замалчивать их еще опаснее
Минздрав готов оказывать помощь больницам, в которых не хватает средств защиты для врачей, но регионы рапортуют наверх, что у них все хорошоМинздрав готов оказывать помощь больницам, в которых не хватает средств защиты для врачей, но регионы рапортуют наверх, что у них все хорошоФото: Иван МАКЕЕВ

«Помогите врачам!» - на такие призывы сейчас повсеместно натыкаешься в Интернете. Санкт-Петербург, Нижний Новгород, Омск, Самара, Тольятти, Екатеринбург, Ростов на Дону — к благотворительным фондам с просьбами о помощи обращаются как врачи из глубинки, так и из городов-миллионников. Не хватает масок, респираторов, халатов — практически всех средств индивидуальной защиты. Как же так получается?! Ведь чиновники из правительства рапортуют, что проблема практически решена, разве что несколько самых депрессивных регионов хромают. В ситуации разбиралась спецкор «Комсомолки» Елена Кривякина.

БУНТОВЩИКИ В БЕЛЫХ ХАЛАТАХ

Оговорюсь сразу: все имена врачей в тексте вымышленные. Только на таких условиях медики согласились со мной общаться. Почему? Сейчас поймете сами.

Девять работников Скорой помощи Абинского района Краснодарского края были вызваны на допросы в прокуратуру и Следственный комитет после того, как записали видеообращение, в котором сообщили, что не получили обещанных президентских выплат за работу с ковидными пациентами.

Со всех медиков следователи взяли письменные объяснения, а одному даже выдали предупреждение о недопустимости нарушения законодательства об экстремизме. Причем тут экстремизм - не понятно, но согласитесь, бьет по ушам.

История простая. Работники «Скорой» несколько раз отвозили в «инфекционку» больных, у которых позже был подтвержден коронавирус, но главврач уверял «вам допвыплаты не положены!». При этом со средствами индивидуальной защиты на подстанции был полный швах.

- Выдавали по 1-2 маски на смену в 24 часа и 3-4 пары перчаток. В выходные дни не выдавали вообще ничего. Говорили: шейте и стирайте маски сами! Вместо защитных костюмов - одноразовые хирургические халаты. Антисептиков — никаких, тесты на коронавирус нам не делали ни разу. По деньгам урезали все, что можно - ночные часы и надбавку за стаж оплачивали в размере 50%, - рассказал «КП» фельдшер выездной бригады Дмитрий. Именно ему потом выдадут предупреждение об экстремизме.

Работники «Скорой» несколько раз отвозили в «инфекционку» больных, у которых позже был подтвержден коронавирус, но главврач уверял «вам допвыплаты не положены!» Фото: Иван МАКЕЕВ

Работники «Скорой» несколько раз отвозили в «инфекционку» больных, у которых позже был подтвержден коронавирус, но главврач уверял «вам допвыплаты не положены!»Фото: ИВАН МАКЕЕВ

В краевом штабе по борьбе с коронавирусом медиков назвали «провокаторами, которые хотят раскачать политическую ситуацию». И только после того, как скандал вылился в СМИ, в прокуратуре Краснодарского края признали оплошность: «в нынешний условиях выносить врачам предупреждения об экстремизме не нужно». Ну, вроде как извинились. А в «Скорую» тут же завезли маски и костюмы.

Как стало известно «КП», чтобы окончательно закрыть вопрос, старший фельдшер «Скорой» потребовал от сотрудников задним числом подписать заявления, что никаких проблем со средствами индивидуальной защиты и в помине не было. Дмитрий и его друг подписывать отказались. Теперь, по словам Дмитрия, руководство считает его одним из инициаторов «медицинского бунта» и советует коллегам держаться от него подальше.

- Боюсь, потом уволят под шумок, - признался фельдшер «КП».

ФОРМА «8», ЧТО СВОРОВАЛИ, ТО И НОСИМ

Архангельск, Ломоносовская подстанция «Скорой» помощи.

- За месяц работы с коронавирусными пациентами я получил шесть одноразовых масок, остальные покупал сам. Потом кастелянша сшила нам марлевые повязки. Как их обеззараживали, не знаю: мы их бросали в контейнер. Потом сын раздобыл мне респиратор: берегу как зеницу ока, хотя ведь и их надо менять. Специализированные под ковид бригады «Скорой» обуты-одеты, а мы нет, - рассказал «КП» врач «Скорой» Николай.

По его словам, бахил нет вообще, а халатов выдают две штуки на смену. Противочумный костюм положен только, если едешь к пациенту с уже подтвержденным коронавирусом. А сколько таких, кому тесты делают только в больнице...

- Если я попал на вызов к пациенту с температурой, я по всем правилам должен халат утилизировать. А если таких пациентов за день двое, в чем ехать к остальным? У нас ведь много пенсионеров с гипертонией. Что, если я им привезу ковид? - замечает доктор.

Противочумный костюм положен только, если едешь к пациенту с уже подтвержденным коронавирусом Фото: Светлана МАКОВЕЕВА

Противочумный костюм положен только, если едешь к пациенту с уже подтвержденным коронавирусомФото: СВЕТЛАНА МАКОВЕЕВА

- И как же вы поступаете с халатами? - интересуюсь я.

- Пришкеришь, бывает. Форма «восемь», что своровали, то и носим», - смеется Николай.

Ломоносовская подстанция, где он работает, находится на периферии. Все проверки ограничиваются центральной подстанцией, вот там со средствами защиты намного лучше.

- Главврач всех нас предупредила: «Если заболеете ковидом, лишу всех надбавок! У вас всего хватает: защищены с ног до головы!». А сама за все это время даже носу не показала на нашей подстанции, чтоб посмотреть, в каких условиях мы работаем, - замечает Николай.

«ОДНИ ПЕРЧАТКИ НА 40 ПАЦИЕНТОВ»

Инфекционное отделение военного госпиталя на Дальнем Востоке, перепрофилированное под ковид. Средств защиты — никаких.

- Нам пришла разнарядка: сшить маски не только для себя, но и по 10 штук для пациентов. Главная медсестра мне сказала: «каждый сам за себя, я вот на рынке купила строительный костюм - буду в нем ходить», - рассказала «КП» одна из сотрудниц госпиталя.

Начальник отделения, видя, что персонал начинает заболевать, пишет рапорт наверх с просьбой обеспечить медиков средствами защиты. И получает по башке. Учреждение военное, к жалобам тут не привыкли. На войне, как на войне.

Звоню в Красноярск. Медсестра клинической больницы «Скорой» помощи им. Н.С. Карповича Ольга Н. подхватила коронавирус на работе и заразила своего сына. По ее словам, масок и перчаток не хватало, а коронавирусные пациенты попадались.

- Перчатки по СанПИН я обязана менять после каждого больного, но нам сказали экономить. В 9 утра мы начинаем ставить капельницы, у нас по 40 больных. Сказали всех в одних перчатках «прокапывать», так я и делала, - призналась «КП» Марина.

А вот после того, как подхватила коронавирус, взбунтовалась. Написала вместе с несколькими коллегами жалобу в региональный Минздрав на нехватку средств защиты. После этого медикам предложили уволиться по собственному желанию.

Сказали всех в одних перчатках «прокапывать» Фото: Иван МАКЕЕВ

Сказали всех в одних перчатках «прокапывать»Фото: ИВАН МАКЕЕВ

ПЕТЕРБУРГСКИЙ АБСУРД

Абсурдная ситуация произошла в Санкт-Петербурге. Фрунзенский суд по требованию Роспотребнадзора оштрафовал на 100 тысяч рублей НИИ Скорой помощи имени И.И. Джанелидзе за то, что там не было запаса средств индивидуальной защиты. Это в то время, как врачи больницы на протяжении месяца просили признать ее «ковидной» и обеспечить элементарные нормы безопасности, а драмтеатр имени Товстоногова собирал деньги, чтобы помочь медикам.

- Больницу отказываются признать ковидной, а потом штрафуют за то, что отказали. Это же идиотизм! Если больница не ковидная, особые средства защиты врачам не положены, но в то же время они должны у них быть. И вот мы всем театральным миром собираем деньги медикам, а Фрунзенский суд Петербурга по требованию Роспотребнадзора отбирает! - рассказала «КП» главный редактор журнала «Театр» Марина Давыдова.

Журнал «Театр» вместе с руководством БДТ проводят театральную акцию #помогиврачам. Суть в том, что каждый театр выбирает себе «подшефную» неблагополучную больницу и собирает для нее деньги.

- Одновременно мы записываем ролики, в которых актеры читают подлинные истории врачей, борющихся с ковидом. Врачам некогда рассказывать о себе, а мы привлекаем внимание к их проблемам, - пояснила «КП» Марина Давыдова.

По ее словам, медики говорят о трудностях неохотно.

- Они запуганы — боятся увольнений и лишения надбавок. Главврач - он одновременно и медик, и чиновник, он раздираем: с одной стороны он видит, что все плохо, его медперсонал заболевает, с другой стороны - не хочет терять свое место и поэтому заставляет своих сотрудников помалкивать, - замечает Марина Давыдова.

ПОТЕМКИНСКИЕ ДЕРЕВНИ

Что же сломалось в нашей медицине? Откуда такая атмосфера замалчивания и страха? Парадокс в том, что Минздрав готов оказывать помощь больницам, в которых не хватает средств защиты для врачей, но регионы рапортуют наверх, что у них все хорошо.

Как стало известно «Комсомолке», группа экспертов, в которую вошли врачи и руководители благотворительных фондов, направила письмо в правительство с просьбой изменить саму систему обеспечения врачей средствами индивидуальной защиты. Проведенное экспертами исследование показало: потребность врачей в средствах защиты сейчас занижена на треть! Система госзакупок (пресловутый 44-й ФЗ) не позволяет оперативно и качественно обеспечивать нужды медучреждений. Медики продолжают заболевать и умирать, а обращаться за помощью в благотворительные фонды главврачи больниц побаиваются. У них на это неофициальный запрет.

- Есть инструкция Минздрава в отношении больниц, которые определены как ковидные. Но на деле пациенты с коронавирусом проходят через все больницы. А многие главврачи просто не могут грамотно оценить потребности в средствах защиты, нет четкого алгоритма, - пояснила «КП» глава благотворительного фонда «Волонтеры в помощь детям сиротам» Елена Альшанская, по инициативе которой и была создана экспертная группа.

В самой системе госзакупок куча сложностей. Средства индивидуальной защиты можно покупать без конкурса только на сумму не превышающую 600 тысяч рублей, а в условиях пандемии этой очень мало. А по конкурсу поставку придется ждать несколько месяцев.

- Раньше больницы размещали свою заявку на конкурс и ждали, когда поставщики откликнутся, а сейчас им нужно крутиться на свободном рынке. А там полно перекупщиков. Сложно найти товары за нормальную цену, сложно оценить заранее качество, сложно иногда даже просто что-то найти. И когда им начинают помогать фонды, им становится легче. Но фонды покрывают лишь часть больниц — около 200 в общей сложности. Это мизер. В России больниц тысячи! - замечает Альшанская.

Средства индивидуальной защиты можно покупать без конкурса только на сумму не превышающую 600 тысяч рублей, а в условиях пандемии этой очень мало Фото: Иван МАКЕЕВ

Средства индивидуальной защиты можно покупать без конкурса только на сумму не превышающую 600 тысяч рублей, а в условиях пандемии этой очень малоФото: ИВАН МАКЕЕВ

- Государство - это большая машина. Пока чиновники все утрясут и узаконят, фонды в это время уже закупят и отвезут необходимое. Я не представляю, чтобы государство сказало больницам «завтра у вас все будет». Они могут сказать «в ближайшее время мы поставим». К тому же мы подходим к проблеме адресно: спрашиваем у врачей, какие именно защитные костюмы им нужны, какого размера, а государство так не делает - рассказала «КП» глава благотворительного фонда «Созидание» Елена Смирнова.

По ее словам, для всех стран участие в борьбе с пандемией благотворительных фондов — это нормальная практика, 65% помощи врачам по всему миру осуществляется именно фондами.

Но в России все отягощается страхом.

- Мы еще не вышли на тот уровень, когда жизни людей важнее, чем должность главврача или кого-то еще. И то, что главврачи сейчас наконец стали обращаться в фонды - это настоящий прорыв. Сейчас у нас в фонде 104 просьбы о помощи от главврачей из более чем 30-ти регионов, в том числе из Москвы и Московской области. Мы уже закупили средств защиты и оборудования более, чем на 55 миллионов рублей, - рассказывает Смирнова.

Впрочем, несколько раз фонды сталкивались с ситуациями, когда главврачи сначала просили о помощи, а потом от нее отказывались. Так случилось в Тульской и Владимирской областях. Было ясно, что главврачу прилетело сверху. Волонтерам приходилось уговаривать принять уже закупленную на деньги благотворителей для больниц помощь.

«НАДО ПЕРЕСТАТЬ ВРАТЬ»

- В медицинской сфере не принято выносить сор из избы, это негласный кодекс. И там существует жесткая иерархия: врачи не могут напрямую обращаться в региональный или федеральный Минздрав, их за это наказывают. А отсутствие обратной связи — это огромная проблема. Обращаться наверх медики могут только через главврача. Те частично отправляют просьбы о помощи в региональные департаменты, но нередко им там отвечают «ты не справился, уволим». В свою очередь на региональные Минздравы давят губернаторы, им ведь нужны красивые отчеты для Москвы. Вот и получается, что чиновники просто скидывают свою ответственность на главврачей. А те крутятся, как могут: кто-то из них сводит счеты с жизнью, а кто-то плюет на своих сотрудников и сливается с министерством, - замечает Альшанская.

По ее мнению, нужно строить такую систему, в которой говорить о проблемах станет не страшно: за это не накажут, а наоборот, помогут найти выход.

- Нужно перестать бесконечно врать, отчитываться красивыми цифрами, пора принимать реальность и с ней работать. Руководителей, которые лгут и подтасовывают, не хвалить и награждать, а ровно наоборот. Нужно менять систему коммуникаций между регионами и центром. Только так наша медицина сможет нормально работать, - считает Альшанская.

СПРАВКА «КП»

В «Списке памяти» (в него сами врачи заносят данные коллег, умерших от коронавируса) уже больше 300 фамилий. По оценкам экспертов, смертность среди медиков в России в 16 раз выше, чем в странах с сопоставимым масштабом эпидемии. Как говорится в письме группы экспертов, обратившихся в правительство, в ходе проведенного ими опроса каждый пятый медик сообщил, что информация о дефиците средств защиты никуда не передавалась (даже внутри учреждения, главврачу или заведующему). Более 70% медиков заявляют, что у них нет возможности полноценно защищаться от коронавируса, 39% вынуждены делать средства гигиены сами или покупать их за свой счет.

ПИСЬМО ВРАЧА

«Как надоели лицемерие и халатность»

Выдержки из письма фельдшера «Скорой» помощи, присланное корреспонденту «Комсомолки».

«Как же все это надоело: непрофессионализм, равнодушие, показушничество, халатность, лицемерие, безответственность. Единственное, что удерживает уйти из «Скорой» помощи - это то чувство, которое возникает, когда в минуты оказания помощи жизнь больного висит на волоске. Ты забываешь обо всем на свете, ты ничего не видишь вокруг, есть только ты и больной, и он нуждается в твоей помощи. Ты забываешь, что это десятый-пятнадцатый вызов за сутки, что ты ни разу не сомкнул глаз и пообедал после 9 часов работы».

ИСТОЧНИК KP.RU

Картина дня

наверх