Ваше мнение

102 218 подписчиков

Свежие комментарии

  • darem
    Браво тихановской Любовь к народу заставило простую женщину предстать перед европарламентом. Н е каждый из нас см...МИД РФ о Тихановской
  • Север
    Вообще-то министром культуры должен быть человек, который сделал для неё что-то мирово и исторически значимое... Не н...Открытое письмо м...
  • Север
    Поставьте меня, чтобы я лет пять-шесть попонимал...)))))))Открытое письмо м...

Как страна пережила «карантин»: Дельцы наварились, а народ ушел в серую зону

Известный социолог Симон Кордонский - о том, как изменится наша жизнь и страна после коронавируса
В провинции люди просто плевали на распоряжения, продолжали работать. Первую неделю еще как-то нехотя соблюдали, а потом просто стали заниматься привычными деламиВ провинции люди просто плевали на распоряжения, продолжали работать. Первую неделю еще как-то нехотя соблюдали, а потом просто стали заниматься привычными деламиФото: Юлия ПЫХАЛОВА

Глава фонда «Хамовники», экс-начальник экспертного управления администрации президента (в 2000-2004 гг.), известный социолог Симон Кордонский всегда смотрит на окружающий мир не под стандартным углом. И его оценка эпидемии коронавируса, карантина и последствий случившегося с планетой сильно отличаются от того, что вы слышите каждый день по телевизору.

ПОНИМАЮЩИЕ ВОСПОЛЬЗОВАЛИСЬ

- Симон Гдальевич, что происходит вокруг? Как получилось, что все были нормальные люди, а потом сошли с ума?

- Так почти война же, только не стреляют и вместо раненых и убитых - больные и умершие. Страхи, связанные с ожиданием глобального экономического кризиса и мировой войны неожиданно локализовались на пандемии, которой нет и не было. Ведь пандемией, по определению ВОЗ, считается инфекция, при котором больными являются 5% населения.

Первая реакция на лжепандемию была - все испугались. А потом, когда испуг прошел, кто-то начал думать, как из этой ситуации выйти, а кто-то - как на этом навариться.

Сейчас мы находимся в той стадии, когда понимающие навариваются.

- Мы-то с вами просто сидим дома и грустно смотрим в окно на пустую улицу.

- А у нас статус не соответствующий. Если бы мы были небрезгливыми дельцами, например, хорошо бы наваривались. Фактические банкротства же везде идут, пусть юридически пока они не оформлены, а под это дело понимающие люди осуществляют перехват собственности и ликвидацию тех форм экономической деятельности, которые не нравятся чиновникам. Поэтому власти городов и губерний, где доминируют понимающие люди, заинтересованы в длительном карантине. А власти Московской области - не так заинтересованы, поэтому они снимают карантин.

- А власти Тверской области, где не было карантина?

- Тоже не воспользовались. Они ведь и киоски не очень сносили?

ТРЕНИРОВКА КОНТРОЛЯ

- Упрекают всю мировую медицину, что она была совсем не готова к эпидемии.

- Медицина, которую оптимизировали и модернизировали, оказалась нефункциональной в условиях эпидемии. Коммерциализация и превращение медицины в услугу, привела к тому, что некоторые ее функции, в частности нейтрализация карантинных инфекций, отпали. И не только Россия, но и мир в целом оказался не готов к столь масштабному конфликту с природой, пусть даже и во многом воображаемым. А там, где была хоть какая-то готовность, реагировали так, как будто это была бактериальная, не вирусная инфекция. Мытье улиц, прекращение контактов, маски, запрет на рукопожатия и прочее - это стандартная реакция на чуму, холеру. А вирусные инфекции так не локализуются. Войска химической защиты тоже оказались не функциональны - они тоже ориентированы на нейтрализацию бактериологических угроз.

Медицина, которую оптимизировали и модернизировали, оказалась нефункциональной в условиях эпидемии Фото: Алексей БУЛАТОВ

Медицина, которую оптимизировали и модернизировали, оказалась нефункциональной в условиях эпидемииФото: АЛЕКСЕЙ БУЛАТОВ

ЗАТО УГРОЗУ ВОЙНЫ СНЯЛИ

- Вы говорили, что ресурсная экономика построена на генерации опасностей и выбивании ресурсов на их нейтрализацию.

- Вот это и происходит сейчас. Преувеличили угрозу пандемии, мобилизовали ресурсы для ее нейтрализации, оголив привычные механизмы освоения ресурсов. Вы что-нибудь слышите сейчас о том, что происходит на Ближнем Востоке?

- Нет.

- Ну то есть там воюют, но вроде как не особо. А казалось, что там было настолько страшно, что может вот-вот выйти из-под контроля. А вы слышите что-нибудь, что происходит в Африке? Я вот ничего не знаю. Вот нет Африки, исчезла, хотя писали про нее до этих событий много.

- Не до Африки нам стало, своя боль появилась.

- Вот! Часть угроз стала неактуальной просто потому что выделенные ресурсы на поддержание угроз и их нейтрализацию были переброшены на другой фронт. В доковидную эпоху локальные точки напряжений стали синхронизироваться, что грозило большой войной. Ближний Восток, Африка, Венесуэла, все закручивалось-закручивалось.... И вдруг пандемия - и многое просто исчезло. То есть угрозу большой войны, похоже, сняли.

- Куда же она исчезла? Сейчас пройдет вирус и заново закрутится.

- Нет, все перейдет в другие формы. Например, был экономический конфликт между Китаем и США, вполне серьезный. А сейчас во что перешло?

- В обвинения в распространении коронавируса.

- Вот именно, то есть навариваться как-то начали на пандемии. Но большого конфликта, войны уже не просматривается.

НА КИТАЙСКОМ ПОЛОЖЕНИИ

- Вы писали, что жизнь после эпидемии будет жизнью не после войны, а после оккупации.

- Да. Сейчас у нас как бы послевоенная ситуация: разруха и восстановление народного хозяйства.

- Ну погодите, правительство реагировало на сигнал от вирусологов, которые начали бить тревогу: в Китае - мега-карантин, в Италии - вообще трупы.

- В Китае власти решали свои политические проблемы таким экзотичным способом, фактическим введением военного положения. И у нас в Тюмени, и не только там в октябре-ноябре были массовые заболевания с респираторным синдромом. Наши власти, вероятно, считали это сезонным ОРВЗ и не сильно напрягались. Потом, когда в европейской части страны заболевание стало массовым, начали думать, что делать. В России богатейший вообще-то опыт по нейтрализации такого рода бедствий, военная практика, но решили воспользоваться опытом Китая, ввести «особое» положение.

Формально ввели это непонятно какое положение, а фактически - нет. Ведь на служилые сословия оно не распространялся. Оборонные производства не прекращали работу, нефтяники не прекращали. Только обыватели под него попали. А в рамках якобы карантина что делать? Надо больных госпитализировать, а коек нет. Потому что мобилизационный ресурс, который в СССР был консолидирован в Минздраве перешел в МЧС, и койки были сокращены.

- То есть у нас "псевдокарантин"?

- У нас «особое» положение. Во всех смыслах особое, введённое не законом, а указами и распоряжениями губернаторов. Карантин нельзя было вводить, по разным основаниям. И главное из них: карантин - это институт чрезвычайного положения. В случае чрезвычайного положения власть на территории переходит к коменданту. Поэтому карантинные мероприятия и медицинские начали развиваться каждое по своей логике. А карантинные и медицинские «группы влияния» начали консолидировать ресурсы и весьма преуспели в этом.

У нас «особое» положение. Во всех смыслах особое, введённое не законом, а указами и распоряжениями губернаторов Фото: Михаил ФРОЛОВ

У нас «особое» положение. Во всех смыслах особое, введённое не законом, а указами и распоряжениями губернаторовФото: МИХАИЛ ФРОЛОВ

НЕДЕЛЮ СОБЛЮДАЛИ, А ПОТОМ - ПЛЕВАЛИ

- Вас не удивило, как легко люди поступились всеми своими правами? Сидеть по домам, выходить по пропускам. Полгода назад на фонари лезли с криком про Ивана Голунова, а тут куда все делись?

- Страшно просто было. Никто ж не понимал, что происходит. Вспомните эти зловещие репортажи: "Я с ним говорю, а легких у него уже нет". Представляете, как это действует на обывателя?

- Стоит напугать человека, и он согласен на все? Где же наше гражданское общество?

- А у нас оно в другом проявилось. В провинции люди просто плевали на распоряжения, продолжали работать. Первую неделю еще как-то нехотя соблюдали, а потом просто стали заниматься привычными делами. В Москве - другая ситуация. Здесь как раз в основном служивые люди и бюджетники.

- Как теперь народ будет выживать?

- Для служивых мало что изменится, а вот с бюджетниками хуже. Те, кто подрабатывал, лишатся части своих доходов. Для них это проблема, но не для государства, потому что оно и не знало про их доходы. Ну два месяца не работала частично страна, но основные отрасли не останавливались. Пострадают сильно и без того нищенские муниципальные бюджеты. Страдают и будут страдать медики.

- Почему?

- Им же платит ФОМС, а обычный прием больных был заморожен. За что платить? Если потока больных нет, перечислять врачам не за что.

А МОЖНО БЫЛО КАК БАТЬКА?

- С глобальной точки зрения - чья это была ошибка, что так все сложилось в стране?

- Ничья, не было ошибок.

- Но ведь люди смотрят на соседнюю Белоруссию, где и карантин не вводили, и по домам никого не запирали, а трупы по дорогам вроде не валяются. И думают - а так можно было?

- А кого винить? Батька ни на чей внешний опыт не опирается, у него есть инерция СССР, он ей пользуется. А наша страна, как обычно, межеумочная. С одной стороны, советский опыт, а с другой, давайте посмотрим, что в Китае, и сделаем как у них. Это дефект картины мира, если так можно говорить.

Люди смотрят на соседнюю Белоруссию, где и карантин не вводили, и по домам никого не запирали, а трупы по дорогам вроде не валяются Фото: REUTERS

Люди смотрят на соседнюю Белоруссию, где и карантин не вводили, и по домам никого не запирали, а трупы по дорогам вроде не валяютсяФото: REUTERS

НОВЫЕ СИЛОВИКИ

- Одним из выигравших на эпидемии оказался Роспотребнадзор, который неожиданно встал в один ряд с главными проверяющими структурами.

- Это контора, в которую объединили функции торговой инспекции и главного санитарного врача. От ее услуг обычно откупались. Своих мобилизационных ресурсов у них не было, и они вошли в нынешнюю ситуацию практически голыми. Полномочия есть, а койки - в Минздраве, запас лекарств - в МЧС и Росрезерве. Но из квази - пандемии контора выходит уже силовым ведомством. Нет только права на оружие и оперативно-розыскную деятельность.

- Получается, что сейчас это главный проверяющий? Он же придет в любую парикмахерскую в любой момент и скажет: "О, тут надо два раза в час обрабатывать, а вы раз в два часа!"

- Если исходить из практики, то тут просто вопрос "сколько это будет стоить парикмахерской?" Раньше стоило десять тысяч, а будет - пятьдесят. Это еще один фактор, который делает невозможным легальное существование некоторых видов бизнеса. Тех же парикмахерских, которые не входят в сети. Сети откупятся, а отдельные парикмахерские нет. Но для тех кто промышляет парикмахерскими услугами нелегально, мало что изменится.

ВСЕ ВРОДЕ ЗАКРЫТО, НО С ЗАДНЕГО КРЫЛЬЦА РАБОТАЮТ

- Общество в любом случае должно найти какой-то баланс. Можно выдвигать любые требования, но за определенной гранью это просто работать не будет. Ну разве смогут кинотеатры жить с шахматной рассадкой, а авиаперевозки - с такими предписаниями?

- Вопрос в том, где будет этот баланс. Кто-то просто спрячется. Расширился спектр услуг на дому, куда инспекторы не дотянутся. Напиши в Яндексе запрос про стрижку на дому, получишь сотни полторы предложений.

- То есть мы уходим в серую зону, гаражную экономику?

- Да, но есть сферы, которые не могут туда уйти. Например, рестораны, которые не просто место для еды, но место для переговоров и заключения контрактов. Сейчас вроде все закрыто, но с заднего крыльца многие работают.

- Что ждет нас дальше?

- Нас ждёт очередная судорога под названием цифровизация. Были уже модернизация, реформирование, стабилизация, построение рынка и так далее, все уже не вспомнишь. Но для цифровизации нужны цифры о том, что происходит «на самом деле». А с этим в стране проблемы.

ИСТОЧНИК KP.RU

Картина дня

наверх