Ваше мнение

102 216 подписчиков

Свежие комментарии

  • Ирина Трифонова
    Местечковый идиотизмДепутат Латвии на...
  • Юрий Ded
    Ну и чё ? Bij один умник высказался .А как до дела так эти умники Таких законов на конопатили противоречущих один дру...Владислав Иноземц...
  • Тамара Мадич
    Спасибо Вам, Евгений Янович. Вы, как всегда, честны, правдивы и без оглядки на власть, за что Вам большое уважение. Т...Сатановский : ПРО...

В деле о госизмене Сафронова обнаружилась проблема для Кремля

Как раскрыть гостайну, глядя на Парад

 

Самое загадочное в деле обвиненного в госизмене Ивана Сафронова — это момент, когда общедоступные знания превращаются в государственную тайну. Статья 275 УК РФ «Государственная измена» написана таким образом, что ее легко можно перефразировать по Булгакову: «никогда не разговаривайте с неизвестными».

В деле о госизмене Сафронова обнаружилась проблема для Кремля
фото: АГН «Москва»

«Отец» американской аналитической разведки, аналитик ЦРУ Шерман Кент, еще в 1947 году утверждал, что в мирное время до 80 процентов «чувствительной» информации доступно из открытых источников. В 2004 году Джордж Буш подписал закон «О реформировании разведки и противодействии террористической угрозе», содержащий указания о формировании Национального центра разведки на основе анализа открытых источников информации. Сегодня специалисты этого центра ежедневно готовят более 2000 документов, включая переводы, аналитические обзоры, видеоподборки, карты и др.

Из того, что известно о деле Сафронова: якобы он за деньги передавал некую информацию чешской стороне (видимо, конторе, как-то связанной с разведкой). Есть материалы прослушки его переговоров и данные переписки.

Если Сафронов знал, что работает на врага, знал, что передает за деньги именно секретную информацию — тогда он без вопросов предатель.

Но.

У нас презумпция невиновности. Да и чисто эмоционально я пока не могу поверить в то, что Иван осознанно совершил государственную измену. (Да, все аргументы в его защиту построены на эмоциях, но уж простите, а кто может смотреть отстраненно, когда «наших бьют»?).

А вот в ситуацию, когда журналисту предложили за хороший гонорар писать статьи для западного издания на военную тематику и он согласился, я представить могу. Это никаким законом не запрещено. Человек разговаривал с заказчиками, переписывался с ними, обсуждал тематику — вот вам и данные прослушки.

Самое же интересное — экспертиза. Я вот на Параде в Москве обратил внимание на БМПТ — боевую машину поддержки танков. Вполне опознал ее вооружение. Видел ее с другим боевым модулем на официальном видео Минобороны на учениях, видел ее на общедоступном видео из Сирии. Мне очевидно из этого на какие конфликты ориентируются Сухопутные войска. Если я напишу об этом статью для западного журнала, получу гонорар — меня тоже посадят за госизмену? Ведь ее наверняка возьмет в работу тот самый американский Национальный центр разведки. А экспертиза наверняка покажет, что имело место разглашение сведений «о тактико-технических характеристиках и возможностях боевого применения образцов вооружения и военной техники», как записано в Законе «О государственной тайне».

А теперь давайте вспомним дело ученого Митько, которого обвинили в передаче наших секретов Китаю. Как рассказывал «МК» адвокат ученого, документы, которые содержали гостайну, чекисты сфотографировали в аэропорту, а затем дали Митько улететь с ними и огласить на лекциях в китайском университете. Казалось бы — абсурд. Зачем позволять утекать из страны секретам? Но, возможно, не такие уж это были и секреты (поскольку опять же из открытых источников), а потом — в в примечаниях к статье 275 УК РФ «О госизмене» написано, что «Преступление... считается оконченным с момента перехода указанных сведений иностранному государству...». Так что же значимей выглядит — предотвратить утечку или поймать шпиона?

В деле о госизмене Сафронова обнаружилась проблема для Кремля

Ну какой внешний эффект от профилактической беседы в ФСБ типа «Вань, ты что-то не то делаешь...»? А вот от громкого задержания — отличный эффект.

Вот именно поэтому позволю-ка я себе поспорить с пресс-секретарем президента Дмитрием Песковым по поводу дела Сафронова. Песков сказал, что не надо путать общественный резонанс с резонансом СМИ, а недоверие журналистов — не повод менять режим рассмотрения дел с секретностью.

Еще какой повод. И для Кремля это — испытание на мудрость и дальновидность. Как раз потому, что общественный резонанс создается именно СМИ. А дело Сафронова — это поворотный момент. Либо общество увидит, что у чекистов чистые руки, либо окончательно уверится, что у них, а значит и у власти, карт-бланш на беспредел. Поскольку гостайна (в нынешнем виде) позволяет плевать на мнение народа.

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх