Ваше мнение

102 209 подписчиков

Свежие комментарии

  • Виктор Рыбаков18 января, 5:41
    <i>Комментарий скрыт</i>Может, найдёт себ...
  • петр курносенко18 января, 5:27
    Предателей нигде не любят. И при случае вешают.Может, найдёт себ...
  • Николай Сибирский18 января, 5:27
    Автор, если такой осведомлённый и умный, то почему сам не напишешь сценарий о тех далёких временах? Может с точки зре...Обзор сериала "Гр...

Закон Марии Бутиной: что сделали бы с иностранными агентами людоеды

Некоторым хочется погорячее

Президент услышал обеспокоенность гражданского общества в отношении поправок в законодательство, ужесточающих условия деятельности иностранных агентов. Общественная палата, в свою очередь, услышала обеспокоенность президента и провела общественные слушания на эту тему. Хотя, по идее, все должно было быть ровно наоборот: первой тревогу должна была забить ОП РФ, в чьи функции входит согласование интересов граждан и органов власти и общественная экспертиза законопроектов.

Некоторым хочется погорячееФОТО: ОБЩЕСТВЕННАЯ ПАЛАТА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ.

Почему не забила — и, соответственно, забила в другом смысле, — стало ясно уже в ходе слушаний. Если кто-то считал, что виртуальный холодный душ, пролившийся на творцов «иноагентского» пакета на виртуальной встрече президента с членами СПЧ, получит продолжение в Общественной палате, то он сильно ошибся. Лидеры авторского коллектива — депутат Госдумы Василий Пискарев и сенатор Андрей Климов — встретили здесь, напротив, самый теплый прием.

Ну, понятно, в рамках возможного. Странно, неестественно было бы, если б они услышали здесь одни лишь дифирамбы. Поэтому приличествующую долю времени заняла критика. Апофеозом критического разбора стало выступление учредителя благотворительного фонда помощи хосписам «Вера» Анны Федермессер.

Вот ее оценка действующего законодательства об иноагентах вкупе с ужесточающими его изменениями: «Это инструмент для того, чтобы всех держать за... Как политкорректно сказать, за что? За горло. Это как минимум некорректно. Ну а как максимум — это законодательная власть, выступающая против интересов государства и его граждан».

Кстати, Федермессер общалась с участниками слушаний, находясь в Нижнем Новгороде, куда приехала разбираться с ситуацией вокруг Нижегородского женского кризисного центра, занимающегося профилактикой бытового насилия. Он тоже вот-вот получит статус иноагента. «Это как раз прецедент, который показывает, что пострадать может абсолютно любая организация», — говорит Анна.

Ее предложения: четко определить понятие «политическая деятельность» и присваивать статус иноагента исключительно в судебном порядке. Примерно те же идеи звучали и в выступлениях и других критически настроенных участников слушаний. Рефреном также звучала просьба отложить рассмотрение законопроектов.

Но не на тех, как говорится, нарвались. По мнению Андрея Климова, главы сенатской Комиссии по защите государственного суверенитета и предотвращению вмешательства во внутренние дела РФ, лица, выступающие против поправок, льют воду на мельницу врагов России.

«Я бы обратил ваше внимание на целый ряд указаний, которые сыплются в том числе из Вашингтона, — заявил сенатор. — Вашингтон и его хорошо известные нам деятели призывают через НКО, через разного рода структуры воздействовать на авторов этих законопроектов — с целью принудить нас их отозвать или катастрофическим образом поменять».

Дискуссию на эту тему сенатор, правда, «приветствует». Но лишь при том условии, что это «разговор между своими согражданами, а не дискуссии с какими-нибудь заморскими организациями».

Модератор слушаний, секретарь Общественной палаты РФ Лидия Михеева восприняла это — и, пожалуй, не без оснований — как намек на то, что среди участников затесались пособники недружественных нам держав. И постаралась разуверить Климова: «Здесь все сплошь россияне. Наши российские НКО...»

Впрочем, лучшим подтверждением того, что сценарий слушаний не писался под диктовку Вашингтона, были выступления сторонников поправок, доказывавших, что они «носят абсолютно либеральный характер», что «ни о каком ущербе для гражданского общества даже близко речи не идет». Причем запевалами в этом довольно многочисленном хоре выступили члены самой Общественной палаты.

Королевой этого «бала» по сложившейся в последнее время традиции стала член ОП Мария Бутина, отсидевшая больше года в американской тюрьме, будучи обвиненной в деятельности в качестве иностранного агента без регистрации.

Ее судьба так часто становится аргументом в спорах вокруг судьбы иностранных агентов в России, что законопроект, расширяющий эту категорию за счет физических лиц и организаций без образования юрлица, по аналогии с «законом Димы Яковлева» смело можно назвать «законом имени Марии Бутиной».

Логика проста до изумления: «Как они с нами, так и мы с ними». При этом, правда, забывают, что у нас-то под раздачу подпадают почти исключительно свои же — граждане России.

В настойчивости, с которой Мария Валерьевна пропагандирует сегодня «закручивание гаек», видны отчетливые признаки стокгольмского синдрома: ее не столько возмущают, сколько восхищают американские порядки, жертвой которых она стала.

Ссылаясь на американцев, она, например, предлагает не ограничивать определение иностранных агентов политической деятельностью: «Часто бывает так, что деятельность, которая якобы благотворительная, на самом деле оказывается политической». Такой критерий, как иностранное финансирование, по ее мнению, также чересчур сужает рамки.

Все финансовые потоки, считает Бутина, все равно отследить невозможно. Поэтому надо «не бегать за кем-то», а брать, так сказать, быка за рога: «Основополагающим фактором должно быть наличие деятельности под контролем иностранного лица».

Каким образом будет выявляться этот контроль, Бутина, к сожалению, не уточнила. Но, надо полагать, проблемой для наших «охотников на ведьм» это не станет. Политический нюх у них в последнее время развился до такой степени, что легко отделяет друзей народа от врагов.

Такой напор «общественницы» удивил даже видавшего виды Василия Пискарева, главу думского Комитета по безопасности: «Мария Валерьевна, вы предлагаете ужесточить наш законопроект, сделать его ближе к американскому?»

По убеждению самого Пискарева, это не наш путь. Во всяком случае — пока. «Мы подумаем над вашим предложением, — заверил депутат. — В случае принятия законопроекта посмотрим, как он будет работать. Может, вернемся когда-нибудь к этому вопросу. Хотя не думаю». И это, пожалуй, главная на сегодняшний день хорошая новость.

О смягчении поправок, понятное дело, речи идти не может. Какое там, если геополитический враг спит и видит, как усилить свое тлетворное влияние! Не может власть идти на поводу у врага. И не обращать внимания на просьбы «трудящихся», которым и эти новации кажутся чересчур либеральными, которым хочется «погорячее», тоже никак не может.

Похоже, это и было основной задачей сего действа: показать встревоженной общественности, что с «иноагентским» пакетом на самом деле все в порядке. Есть, мол, пожелания справа, есть пожелания слева. А «караван» идет вперед. Не отклоняясь ни туда, ни сюда. Короче говоря, радуйтесь тому, что есть. Могло быть хуже.

Ну и вторая греющая сердце мысль: хорошо, что Марию Бутину пленили американцы, а не племя людоедов. Иначе, есть такое подозрение, законодательство об иноагентах приняло бы еще более строгий, еще более беспощадный к заморским миссионерам и их пособникам вид.

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх