Ваше мнение

102 217 подписчиков

Свежие комментарии

  • виктор ВАК
    дебильный опрос ....спецслужбы опроси ...«К стенке!»: Опро...
  • Татьяна Степанова
    у меня мнение не от сми, а от обшения с его последователями. однозначно негативное-выслать их всех к хозяевам«К стенке!»: Опро...
  • Павел К
    ...и не станем с ними дискутировать. Просто не о чем. Придётся по ним врезать, будет такая потребность, ...Сатановский: Бить...

«На улицах людей реально били палками»

Десятки тысяч российских туристов застряли за границей из-за коронавируса. Как они выживают?

«На улицах людей реально били палками»
Фото: Soe Zeya Tun / Reuters

Около 50 тысяч российских туристов больше месяца остаются за рубежом во время пандемии коронавируса. Люди застряли в разных странах мира из-за жестких ограничительных мер, предпринятых правительствами во избежание распространения инфекции, — закрытия границ и отмены авиасообщения. Многие туристы оказались на чужой территории в тяжелом положении: потеряли работу, остались без денег и даже подверглись травле со стороны местного населения. «Лента.ру» собрала истории россиян, которые находятся на грани выживания в затянувшемся отпуске.

«На второй день отдыха ввели карантин»
Нигина Хидирова, туристка

Мы находимся на острове Фукуок во Вьетнаме. Прилетели сюда из Китая во время новогодних праздников — в прошлом году муж нашел там хорошую работу, и этими деньгами мы оплачивали ипотеку в Подмосковье, куда планировали со временем вернуться.

Мы собирались провести на острове две недели, но уже на второй день отдыха оказалось, что в Китае ввели карантин. Ситуация ухудшалась с каждым днем, количество заболевших росло, и страна закрыла границы. Мы смотрели билеты в Москву, пытались попасть на вывозной рейс, но нам отказали и в эвакуации, и в материальной помощи, поскольку у нас не было обратного билета, и мы выехали из России до 2020 года.

Исключения сделают только на полеты в столицы государств

Наша семья живет на острове четвертый месяц, у нас давно закончились деньги. С нами двое маленьких детей — четыре и полтора года. Когда мы прилетели, у них были щечки, а сейчас оба осунулись от голода. Мы питаемся овощами и фруктами, варим лапшу и картошку, рисовую кашу на воде, мяса не видели уже месяц, оно стоит запредельные две тысячи рублей за килограмм.

До последнего времени нам помогали родители, но с апреля и в Москве карантин, люди остались без работы, им самим нужно на что-то жить. Я начала печь хлеб на продажу, но заказов практически нет. Пеку у знакомых, которые снимают здесь целый дом и разрешают мне пользоваться духовкой. В это время мои дети смотрят мультики, потому что у нас нет даже телевизора.

Мы живем в самом дешевом отеле, в номере только кровати и маленькая газовая конфорка. Здесь нет кондиционеров и ужасная духота — за окном 33 градуса. Вокруг бегают тараканы и крысы, я ложусь спать и каждую ночь слышу их шуршание

Мы прожили в Москве всю жизнь, исправно платили налоги, сейчас у нас ипотека, но банк нам не одобрил даже кредитные каникулы. Они, видимо, посчитали, что мы здесь находимся в недостаточной заднице, и у нас есть возможность платить.

Но пока у нас нет возможности даже вернуться домой. Поэтому мы просто ждем. Ждем, когда откроют границы.

«На улицах людей реально били палками»
Фото: Нигина Хидирова
1/2

«Нас просто вышвырнули на улицу»
Юлия Жеребкина, туристка

Мы с восьмилетним сыном находимся в Индии, в городе Ченнаи. Приехали сюда из Гоа на пару дней, даже без вещей, и застряли из-за карантина. В тот же момент по всей стране началась травля европейцев, потому что СМИ назвали нас разносчиками инфекции и обвинили в распространении вируса.

Отношение к иностранцам стало ужасным, мне пришлось ходить по городу в мусульманской одежде, которую дали знакомые. Так меня хотя бы не оскорбляли, крича вслед «корона».

Когда мой ребенок выходил на улицу и хотел поиграть с детьми, которые бегали во дворе и запускали кайты, другие родители сразу оттаскивали их в сторону. Сначала сын плакал, а потом сказал: «Мам, я все понял, мы не виноваты, это они зомбированные. Вернемся в Россию, там у меня будут друзья»

Соседи по отелю не здоровались со мной, отворачивались или отходили в сторону. Стоило выйти на улицу попить чаю, они сразу вызывали полицию, и меня забирали в участок. Я показывала свои документы — у меня есть местный аналог паспорта, и меня отпускали, а потом все повторялось.

Когда ситуация с коронавирусом стала ухудшаться, нас просто вышвырнули на улицу. В номер вломились полицейские и стали шарить в моих вещах, забрали нож, а затем сказали, что дают десять минут на выселение.

После этого мы целую неделю скитались по другим отелям, где нам давали переночевать, а утром выгоняли, говоря, что они закрываются, хотя местных не трогали — только белых. Нам с сыном даже пришлось прожить сутки в лесу: на улицах людей реально били палками за нарушение карантина, и оставаться там было страшно.

«Мы жили в комнате без окон»

Из леса я звонила в посольство, говорила, что уже темнеет, нас кусают комары, и просила помочь в поисках жилья. Но штаб-квартира, которая была при русском культурном центре в Ченнаи, оказалась занята, а других вариантов не было.

Обрести крышу над головой помогли местные: дали телефон гестхауса, который согласился приютить нас на время. Мы поселились в маленькой комнатке без окон, выходили гулять на крышу — для ребенка это был единственный способ подышать свежим воздухом, вместе медитировали, я занималась спортом с гантелями, сделанными из двух бутылок с водой.

Деньги к тому времени совсем кончились, и в общей массе тех, кто боялся и кричал «корона», нашлись добрые люди, которые отнеслись к нам с сочувствием. Они делились с нами едой, торговцы фруктов угощали манго и арбузами со своих тележек.

В блокировке города были и свои плюсы: хозяева закрывшихся магазинов вышли на улицы и начали раздавать продукты нуждающимся. Так и я попала под раздачу, получив большой пакет риса и овощей.

«Местные боятся не "короны", а полиции»

Три дня назад нас с ребенком снова выселили — сотрудник отеля намекнул, что на нас пожаловались соседи, потому что не хотят жить рядом с иностранцами. Пришлось срочно искать другое место, подальше от центра. Первую ночь мы не могли спать из-за тараканов в комнате, но потом привыкли.

В выходные во всем Ченнаи ввели жесткий карантин: людям дали несколько часов, чтобы купить продуктов, а затем все закрылось. Местные не унывают, торгуют товарами первой необходимости из-под полы и выручают друг друга.

Люди здесь боятся не коронавируса, а полиции: повсюду расставлены кордоны, на улице прохожих избивают палками — однажды досталось даже нашему доставщику еды — и отбирают байки

Главной нашей проблемой остается жилье. В период пандемии премьер-министр Индии ввел бесплатное размещение в отелях, но это распространяется только на местных, и нас не хотят брать даже за деньги, потому мы живем в плохих условиях и без уверенности в завтрашнем дне.

Сейчас у нас нет возможности ни вернуться на Гоа, ни улететь в Россию. Вывозных рейсов из Индии пока нет, а те, что будут, стоят 800 евро на двоих, и это для нас непосильно.

«Люди живут впроголодь, питаясь на три доллара в сутки»
Вера Садулаева, туристка

Я застряла на африканском Занзибаре. Нахожусь здесь с середины марта, прилетала на 12 дней и вынужденно осталась из-за закрытия границ. Мы с подругой живем в домике у местных — нас приютили бесплатно, посочувствовав нашей ситуации. Отель стоил 80 долларов в сутки, и у нас уже не было возможности за него платить.

Практически у всех застрявших заканчиваются деньги. Помощь от государства поступила только немногим: мне, например, пришло 33 тысячи рублей за восемь суток нахождения здесь после закрытия авиасообщения (мы уже задержались на месяц), а подруге — ничего. Мне еще повезло — я смогла найти на острове ноутбук и работать удалено, а у нее такой возможности нет. Поэтому сейчас мы живем полностью на мою зарплату и надеемся, что этого хватит.

Многие туристы, оставшиеся здесь, уже потеряли работу. Они живут впроголодь, питаясь на три доллара в сутки. На эти деньги здесь можно купить разве что пару ананасов, тарелку риса и бутылку воды. Некоторые скидываются на продукты, чтобы было дешевле, и питаются в складчину.

Там, где мы живем, работает два супермаркета и несколько маленьких лавок. Выбор товаров небольшой: питаемся в основном рисом и овощами, варим макароны с томатной пастой — о сыре здесь даже не слышали. Сейчас на острове начался Рамадан, днем все закрыто и ничего не купить, магазины открываются только после шести вечера. Для того чтобы не вызывать негатива у местных, я купила закрытую одежду и теперь хожу по острову в ней.

«На улицах людей реально били палками»
Фото: Вера Садулаева

«Дети кидали в меня камнями и кричали: "Корона!"»

На острове мы сталкивались с проявлениями агрессии со стороны местного населения после того, как в столицу Занзибара, Стоун Таун, завезли коронавирус — сейчас там заразились около 30 человек.

Однажды я ехала в машине с открытым окном, и прохожий ударил меня по лицу. Когда я шла в магазин, дети кидали в меня камнями и кричали: «Корона!» Наверное, так их научили родители — сказали, что инфекцию разносят белые.

Сейчас к нам уже привыкли и относятся нормально. Особенно теперь, когда я ношу одежду для «священного месяца», выражая уважение к их культуре.

Но главная проблема — не в отношении местных. И не в сезоне дождей, когда льет как из ведра и невозможно выйти из дома. Мы все не понимаем, сколько еще пробудем здесь, нас пугает неизвестность и чувство ненужности своей стране

Самая большая проблема для всех здесь — где взять деньги на обратные билеты. Мы не понимаем: если Росавиации выделили полтора миллиарда рублей на вывозные рейсы, почему мы должны платить за билеты?

Было сказано, что бесплатно полетят те, у кого билеты российских авиакомпаний, но сюда такие не летают. Поэтому люди ждут денег от государства, чтобы просто потратить их на обратные билеты, потому что покупать их нам не на что.

«Меня попросту стали выживать»
Элли, туристка, уличная артистка

До начала пандемии я путешествовала автостопом как уличная артистка, продавая туристам украшения ручной работы. В день, когда правительство Таиланда объявило режим чрезвычайной ситуации, я стояла с палаткой на пляже в деревне провинции Прачуапкхирикхан и впоследствии прожила там еще три недели, пользуясь благами местного отеля.

Сначала я разбила палатку в километре от него, затем меня увидела одна из работавших там девушек и предложила переставить ее поближе. Первое время ко мне действительно относились хорошо: разрешали ходить в душ, заряжать телефон и пользоваться Wi-Fi, но потом в стране ужесточили карантинные меры, и меня попросту стали выживать. Сотрудники отключали воду, закрывали двери и постоянно спрашивали, когда я уйду, хотя знали, что деваться мне некуда.

Я хотела уйти жить в местный буддистский храм — там есть хотя бы душ и крыша над головой. Но меня не пустили, потому что я девушка. Зато поддержали продуктами — местные жители узнали о моей ситуации и стали приносить мне еду

На завтрак, обед и ужин у меня был рис, разница только в том, с маслом или без масла. К рису я нарезала огурцы и помидоры с солью. Так и выживала.

«На улицах людей реально били палками»
Фото: Soe Zeya Tun / Reuters

«На пляже было страшно и тоскливо»

Сейчас я живу в доме местной семьи, забравшей меня к себе. В Таиланде начался сезон дождей, сопровождающийся приливами, и мою палатку могло просто смыть в море.

Последние несколько дней на пляже было страшно и тоскливо: по ночам я сидела под крышей отеля, пока не кончится дождь, чтобы поставить палатку и уснуть. Палатка и вещи промокали, и просушить их было практически невозможно из-за влажного воздуха.

В итоге местные, приносившие мне еду, предложили пожить с ними и помочь по хозяйству. И я согласилась. Это добрая полуевропейская семья: муж таец, но десять лет прожил в Лондоне, а его жена переехала сюда из Германии, у них есть маленькая дочка.

Здесь хорошо — тепло, есть пляж и море, но я чувствую, что уже задержалась в гостях, хочется вернуться домой. Я жду следующий рейс и надеюсь, что смогу эвакуироваться на родину

В Таиланде застряло самое большое количество русских туристов, нас здесь около десяти тысяч человек. Большинство живут на Пхукете, в Бангкоке, Паттайе и Самуи — там самые большие диаспоры русских, которые помогают соотечественникам одеждой, жильем, питанием. В некоторых городах даже организовали точки, куда люди могут прийти и получить контейнер бесплатной еды, — русские поддерживают друг друга как могут.

Я, например, жила (и до сих пор живу!) на пожертвование в полторы тысячи бат (3,4 тысячи рублей) — их перевел благотворительный фонд Бангкока.

В то же время от государства помощь получают немногие — только те, у кого были обратные билеты. У меня билета не было, потому что я улетела из России до пандемии коронавируса и рассчитывала продолжить свое путешествие в другой стране, где больше туристов и возможностей заработать. Однако закрытие границ оставило меня в капкане.

«Застрять на сказочном острове оказалось страшно»
Юлия Лазарева, туристка

Мы с молодым человеком второй месяц находимся на Мальдивах. Как бы странно это ни звучало, застрять на сказочном острове страшно: здесь все очень дорого, у нас давно кончились деньги, и нечем платить за отель.

Мы летели отдыхать из Китая, где я учусь в магистратуре: зимой мой бойфренд сильно болел, и врач посоветовал ему чаще бывать на свежем воздухе. В стране уже началась эпидемия коронавируса, и мы приняли решение отправиться в Таиланд — подождать, пока все закончится, и заодно подлечиться.

Завершить путешествие мы решили на Мальдивах, где давно мечтали побывать, и забронировали отель на шесть дней — с 10 по 16 марта. Но в день, когда мы должны были вылетать обратно, объявили о мировой пандемии и отмене рейсов. Отменился и наш рейс, мы почти сутки просидели в аэропорту, а затем вернулись на остров Олувели, где находимся до сих пор.

Мы обращались в российское посольство, но не получили никакой поддержки. Когда моя мама попросила помощи, ей ответили: «Раз ваша дочь в 23 года может позволить себе Мальдивы, значит, ничего страшного не случится, от голода не умрет, кто-нибудь на улице подаст ей чашку риса»

Да, мы на Мальдивах, у нас были деньги, но на шесть дней, а не на бессрочное пребывание. Незадолго до отпуска мой спутник продал свой дом, и у нас были средства, которые улетели за полтора месяца, а теперь нам даже нечем платить за отель.

Изначально номер здесь стоил 600 долларов в сутки (42 тысячи рублей), но сейчас правительство пошло на уступки и стало платить за туристов большую часть, но нам все равно приходится отдавать 100 долларов (7 тысяч рублей).

Но у нас нет и этого, а просить денег не у кого. Мой молодой человек сирота, у моей же мамы, которая живет в Башкирии, просто нет возможности платить семь тысяч рублей за каждый день моего пребывания здесь.

Никакой помощи от государства мне не приходит, в посольстве отвечают с издевкой, хоть как-то помогло только правительство Башкортостана — мне перевели 30 тысяч рублей, за что я очень благодарна: деньги пришли в тот момент, когда нас уже выселяли из отеля, и мы продлили проживание на неделю.

«На улицах людей реально били палками»
Фото: @_lady_light

«4 апреля отсюда улетел полупустой самолет»

Во время пандемии дорогой курорт превратился в обычный остров, удаленный от материка. После того как столицу Мале закрыли на карантин, у нас временно прекратились поставки еды. В отеле сказали, что все будет в порядке, и пообещали в крайнем случае кормить нас рисом, кокосами и бананами.

Кроме того, на острове платная медицина, один прием доктора стоит 40 долларов. Недавно у меня началась аллергия на кораллы, пришлось спасаться средствами из своей аптечки. Потом, правда, все же обратилась к врачу, он вошел в положение и дал антигистаминную таблетку.

В отеле мы тоже уже живем бесплатно — там не знают, что у нас снова нет денег, и ждут, что мы выплатим все по возможности. Думаю, если мы расскажем о своем положении, нас просто отправят в аэропорт, и мы будем ждать самолета, который, возможно, нас даже не заберет.

Наша ситуация усложняется тем, что мы граждане разных стран, мой молодой человек — из Пакистана. Его правительство, в отличие от нашего, оказывало поддержку: обеспечивало питанием, а затем организовало эвакуационный рейс, которым он не улетел из-за меня

У меня же до сих пор не было вывозного рейса в Россию: 4 апреля отсюда улетел полупустой самолет, забравший только москвичей с обратными билетами. Следующий ожидается 29 числа и тоже будет для жителей Москвы, Московской области и Санкт-Петербурга, а что будет с регионалами — непонятно.

Я, наверное, хочу невозможного: улететь домой вместе с моим парнем, который пожертвовал своим перелетом ради меня. Хочу, чтобы нас взяли в самолет вместе и просто увезли отсюда.

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх