Ваше мнение

102 205 подписчиков

Свежие комментарии

  • Julius Caesar
    уёбище ты смердящееКакой будет Прекр...
  • Julius Caesar
    это ты такой нищий, что ль?Какой будет Прекр...
  • Julius Caesar
    ты на распад своей гниющей в помоях уракине посмотри. её распад уже гораздо ближе, чем ты думаешь, ушлёпокКакой будет Прекр...

Вундеркинды из правительства: судьбы молодых министров — от матроса Дыбенко до экономиста Орешкина

Вспоминаем, кто добрался до высших эшелонов власти еще совсем в юном возрасте
После того, как на протяжении 30 лет большие посты в государстве занимали исключительно солидные мужи, первое правительство Ельцина-Гайдара – это был шок. Самому Гайдару было 35

После того, как на протяжении 30 лет большие посты в государстве занимали исключительно солидные мужи, первое правительство Ельцина-Гайдара – это был шок. Самому Гайдару было 35

Фото: GLOBAL LOOK PRESS

В российском правительстве эффектное пополнение – новым куратором отрасли СМИ, заместителем министра цифрового развития стала 35-летняя Бэлла Черкесова. «Комсомолка» решила пробежаться по архивам и вспомнить самых молодых членов правительств советского и постсоветского времени. И выяснила – приход к министерскому портфелю в юном по чиновничьим меркам возрасте это, как правило, не фальстарт, а начало большой и успешной карьеры. Хотя есть и исключения из правил!

ПАВЕЛ ДЫБЕНКО, 28 ЛЕТ. «ПЕРВЫЙ СОВЕТСКИЙ ЖЕНИХ».

В легендарном первом Совнаркоме, созданном на третий день Октябрьской революции, молодых людей было вообще много. Открытый государственный мятеж занятие не для убеленных сединой старцев (в отличие от дворцовых интриг). Самым молодым был знаменитый матрос Дыбенко, ставший наркомом по морским делам. Протекцию Дыбенко составила его на тот момент любовница и близкая подруга Ленина Александра Коллонтай, сама вскоре получившая пост министра государственного призрения (социальной защиты – как сказали бы мы сейчас).

Революционной любви Дыбенко и Коллонтай не мешала даже приличная разница в возрасте (ему было 28, а ей 45) и происхождении (Павел Ефимович был из украинских крестьян, с тремя классами городского училища за спиной; а Александра Михайловна – столичная «мажорка», ее отец входил в Военный совет Империи). В разгар Гражданской войны они скрепили свои отношения узами брака, став первой парой, поженившейся не по церковному, а по советскому канону. Хотя и разбежались через недолгое время.

Стать искушенным аппаратчиком лихому вояке Дыбенко так и не удалось. В наркомате он поработал меньше полугода. Зато именно Дыбенко командовал матросами, разогнавшими Учредительное собрание в январе 1918 года («Расходитесь, караул устал!»). Потом Дыбенко устанавливал советскую власть на Украине – сперва вместе с Махно, после против Махно. Подавлял Кронштадтский мятеж, не стесняясь пускать в расход своих же «братишек». В мирное время бывший нарком дослужился в Красной армии до командующего войсками округа. Наверняка он мог бы стать одним из главных советских полководцев на первом этапе Великой Отечественной войны, но не дожил. В 1938 году его расстреляли на «Коммунарке».

Стать искушенным аппаратчиком лихому вояке Дыбенко так и не удалось

Стать искушенным аппаратчиком лихому вояке Дыбенко так и не удалось

АНАСТАС МИКОЯН, 30 ЛЕТ. «ИСКУССТВО ВКУСНОЙ И ЗДОРОВОЙ ЖИЗНИ».

Со смертью Ленина Сталин начал расставлять на ключевые государственные посты своих людей. И одним из первых, кого будущий Отец Народов перетащил в Москву, стал 30-летний Анастас Микоян. Ему досталась ключевая должность наркома по делам внешней и внутренней торговли – он отвечал за весь экспорт и финансирование индустриализации. В ответ на робкие попытки Микояна возразить, что ни к какой-такой торговле он отношения никогда не имел (закончил Анастас Иванович, кстати, как и Сталин, духовную семинарию в Тифлисе) последовал веский ответ вождя: «Ваш предшественник, Каменев, в торговле тоже ни черта не понимал. Но работал же».

Одним из первых, кого будущий Отец Народов перетащил в Москву, стал 30-летний Анастас Микоян

Одним из первых, кого будущий Отец Народов перетащил в Москву, стал 30-летний Анастас Микоян

Выбор оказался на редкость удачным. Микояну удалось избежать судьбы Каменева и других репрессированных большевиков. Не простудился он и на похоронах своего могущественного покровителя, а потом как-то уцелел на плаву в разборках вокруг культа личности и даже успел проводить на пенсию Никиту Хрущева, будучи в строю и при должностях. Но главное Микоян как-то умудрился из страшной и великой эпохи выйти с репутацией положительного жизнелюбца, который подарил стране рабочих и крестьян «Книгу о вкусной и здоровой пище», придумал «Советское шампанское» и сгущенку в синей баночке и ввел рыбные дни по четвергам.

ДМИТРИЙ УСТИНОВ, 32 ГОДА. «КОМУ ГОД ТРИДЦАТЬ СЕДЬМОЙ, А КОМУ ОТЕЦ РОДНОЙ».

Очередной «сталинский призыв» во власть молодых да горячих управленцев пришелся на конец тридцатых годов. По понятным причинам. Нужно же было кому-то заменить выбывших из чиновничьей обоймы по приговорам «особых троек».

При всей трагичности тех обстоятельств нельзя в очередной раз не отдать должное кадровой сметке Иосифа Виссарионовича. Из той молодой поросли, которой он тогда доверили важнейшие посты в государстве, многие потом десятилетиями определяли развитие нашей страны. Судите сами.

Будущий брежневский «премьер»-реформатор стал наркомом в 34 года. Лучший экономист сталинской эпохи Николай Вознесенский возглавил Госплан (по нынешнему - Минэкономики) в 35. Арсений Зверев стал министром финансов в 37. Николай Байбаков (еще один «принц Госплана») стал нефтяным наркомом в 33. Михаил Первухин (один из создателей атомной энергетики) – министр электростанций в 34.

Даже в этом ряду выделяется Дмитрий Федорович Устинов, который в 29 был директором крупного оборонного завода в Ленинграде, в 32 стал наркомом вооружений СССР, в начале войны руководил беспрецедентной программой эвакуации предприятий на восток, а в пятидесятые, совсем еще молодым мужчиной в расцвете сил, создал советскую ракетно-космическую отрасль. Хотя увы, народная память не всегда справедлива, и для многих он остался престарелым министром обороны периода «гонок на катафалках».

Дмитрий Федорович Устинов, который в 29 был директором крупного оборонного завода в Ленинграде, в 32 стал наркомом вооружений СССР

Дмитрий Федорович Устинов, который в 29 был директором крупного оборонного завода в Ленинграде, в 32 стал наркомом вооружений СССР

АЛЕКСАНДР ШЕЛЕПИН, 40 ЛЕТ. «ОПЕРАЦИЯ «Х» И ДРУГИЕ ПРИКЛЮЧЕНИЯ ШУРИКА».

Хрущевско-брежневские правительства уже особым доверием к молодым не отличались. Редким примером рано начавшейся большой карьеры можно назвать Александра Шелепина, который стал руководителем еще не всесильного на тот момент КГБ в 40 лет. «Железный Шурик» пришел в верхние эшелоны не один, а со своей командой (их называли «комсомольцы», потому что все они были выходцами из руководства ВЛКСМ). Казалось, Шелепин уверенно идет к тому, чтобы заменить Хрущева в качестве следующего властелина полумира, но на решающем карьерном вираже его совершенно неожиданно объегорил простоватый и безобидный Брежнев.

«Второй Ильич», как известно, устроил стране полноценный кадровый застой, так что сделать стремительную карьеру, да еще и без поездок на охоту в Завидово или совместной днепропетровской юности, было немыслимо. Типичная карьера: Николай Тихонов входит в состав правительства в 57 лет, а уходит его главой – в 85. Вундеркиндами считались Виктор Черномырдин (министр газовой промышленности) и поныне здравствующий Евгений Козловский (министр геологии), получившие посты в 46 лет.

Хрущевско-брежневские правительства уже особым доверием к молодым не отличались. Редким примером рано начавшейся большой карьеры можно назвать Александра Шелепина

Хрущевско-брежневские правительства уже особым доверием к молодым не отличались. Редким примером рано начавшейся большой карьеры можно назвать Александра Шелепина

Фото: фотохроника ТАСС.

ЕГОР ГАЙДАР, 35 ЛЕТ. «ПРЕМЬЕР В РОЗОВЫХ ШТАНИШКАХ».

Конечно, после того, как на протяжении 30 лет большие посты в государстве занимали исключительно солидные мужи в одинаковых мышиных костюмах (под конец они, правда, стали меняться с такой частотой, что запомнить кого-либо не было решительно никакой возможности), первое правительство Ельцина-Гайдара – это был шок. Самому Гайдару было 35, Чубайсу и Авену – по 36, министру юстиции Николаю Федорову – вообще 32. Можно понять генерала Руцкого, с досады ляпнувшего про «мальчишек в розовых штанишках», которые-де оккупировали министерства. Хотя, если посмотреть на вещи шире, это был лишь всего лишь возврат к сталинским нормам политической жизни.

МАКСИМ ОРЕШКИН, 34 ГОДА. «КРЕПКИЙ ОРЕШЕК».

Девяностые подарили еще не один «киндер-сюрприз» в российском правительстве, включая самого молодого премьера в нашей истории в лице Сергея Кириенко (ему было 35 на тот момент). А вот начиная с XXI в кабинете министров стали котироваться уже зрелые, но еще достаточно моложавые люди в возрасте примерно 40+. По нижней возрастной планке в правительство заходили Герман Греф (36), Аркадий Дворкович (40), Татьяна Голикова (41), Максим Акимов (38). Правда, мелькнул в правительстве министр связи Николай Никифоров, одаренный столь высоким доверием в нежном возрасте 30 лет. Нельзя не вспомнить и экс-министра экономики Максима Орешкина. Он и портфель получил в небанальном 34-летнем возрасте, и в преемники номинировался досужими сплетниками, и ушел с должности не в безвестность, а не повышение – помощником президента по экономике.
Максим Орешкин. ФОТО Екатерина Штукина/пресс-служба правительства РФ/ТАСС

Максим Орешкин. ФОТО Екатерина Штукина/пресс-служба правительства РФ/ТАСС

Может быть, Орешкин и есть наш «новый Микоян», кому лет через 50 предстоит в мемуарах раскрыть всю правду-матку о том, как было устроено российское политическое закулисье в наши дни.

ИЗ ПЕРВЫХ УСТ

«Самым эффективным премьром в нашей истории был Столыпин»

Андрей Нечаев, министр экономики в правительстве Ельцина-Гайдара, занял пост в 39 лет:

- Ваше правительство было одним из самых молодых в российской истории. Сейчас, оглядываясь назад, как вы полагаете, не было ошибкой доверять судьбу государства в поворотный момент истории 35-летним министрам?

- Это тогда казалось на фоне брежневского времени какой-то экзотикой, а после этого были и гораздо более молодые министры. 35-40 лет – человек уже вполне сформировавшийся и с точки зрения человеческих качеств, и с точки зрения профессионализма. К тому же в начале девяностых была специфическая ситуация: представлений о построении рыночной экономики не было в стране ни у кого. И как раз молодые и более образованные с экономической точки зрения люди были более уместны, чем ветераны советского партийного и хозяйственного фронта.

- Существует ли оптимальный возраст для прихода в высшие эшелоны власти? И каким багажом опыта должен обладать такой человек?

- Я не думаю, что есть твердая закономерность, вроде того, что 40-летний министр всегда лучше 60-летнего. Все очень индивидуально. Безусловно, человек должен быть профессионалом в той сфере, которой руководит. И еще большее значение имеют его общие управленческие навыки. То есть чтобы возглавлять Минздрав мало быть врачом высшей категории, нужно быть еще и прирожденным руководителем.

- Какое правительство в истории нашей страны было самым эффективным?

- Правительство Петра Аркадьевича Столыпина (ему, кстати, на момент назначения было 44 года - прим.ред.). Мне импонируют правители-реформаторы. Наше правительство с точки зрения внедрения рыночной экономики тоже было достаточно эффективным. Конечно, то, что в правительстве Гайдара было много ученых, выходцев из научных институтов и лабораторий – это вынужденная мера. В идеале человек перед приходом на пост министра должен получить серьезный управленческий опыт, либо на предприятиях, либо в других органах власти.

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх