Ваше мнение

102 217 подписчиков

Свежие комментарии

  • Сэм Самуилович
    Русофобия - очень дорогое "удовольствие"! И это надо внушить всем тем, кто рассказывал сказки, что из-за России у них...Латвия, потеряв о...
  • Александр Третьяк
    Какой из Анального конкурент кому он нах нужен пид..р гнойный«К стенке!»: Опро...
  • татьяна
    наверно эта дамочка и подсыпала ему в трусы Надо быть разборчивее в связях оппозиционерам! А ЦРУ могло всю эту комеди...«К стенке!»: Опро...

Теперь Сердюков ломает крылья авиастроителям

Оптимизация ОАК бывшим министром обороны напоминает его разрушительные методы борьбы с военной наукой

Теперь Сердюков ломает крылья авиастроителям
Фото: Валерий Матыцин/ТАСС

Наше издание недавно написало о предстоящем объединении двух прославленных ОКБ — Туполева и Ильюшина в единую компанию с единым управлением. И хоть госкорпорация Ростех, в состав которой входит Объединенная авиастроительная корпорация (ОАК), пока не подтверждает существование такого плана, однако реформирование авиастроительной отрасли, идущее полным ходом, говорит об обратном. Две ведущие вертолетостроительные фирмы — «Миля» и «Камова» — объедены в АО «Национальный центр вертолетостроения имени М. Л. Миля и Н. И. Камова». В конце прошлого года был запущен механизм объединения компаний «Сухой» и «МиГ» в Дивизион военной авиации ОАК. А чем, собственно, лучше «Ту» и «Ил»? Почему к ним в ОАК должны относиться бережней?

Инициатором радикального реформирования отрасли без сомнения является бывший министр обороны Анатолий Сердюков. Сравнительно недавно он занял два ключевых поста — председателя совета директоров ОАК и индустриального директора авиационного кластера Ростеха, в который с 2019 года входит ОАК. Вот именно с 2019 года и началось объединительное реформирование.

Цель реформирования обозначена как экономическое оздоровление отрасли, на которой уже много лет «висит» гигантский долг в 400 млрд. рублей. То есть — оптимизация «на полную катушку». Оздоровительный эффект достигается за счет решительного сокращения управленческого аппарата и распродажи лишних активов.

«Коммерсанту» стал известен один из «ростеховских» вариантов реформирования отрасли. Он предполагает сокращение количества предприятий конечной сборки и агрегатных заводов и, соответственно, избавление от «избыточного персонала». То есть — снижение производственной мощности авиационной промышленности России. Это позволит достичь безубыточности без увеличения объемов заказов. Похожие меры предлагаются и для КБ. Якобы — для устранения дублирования разработок.

Среди перечисленных реформаторских приемов крайне интересным для анализа эффективности представляется именно избавление от лишних активов. То есть — их массовая распродажа. Очень уж это напоминает реформирование военного образования и науки Сердюковым во времена его руководства Министерством обороны РФ. Науки, который был нанесен серьезный удар.

Главный редактор интернет-портала AVIA*RU Роман Гусаров, прекрасно знакомый с тем, какие ветры и куда дуют в ОАК, поделился своими соображениями относительно сути реформирования с татарстанским изданием «БИЗНЕС Online», опубликовавшим весть о слиянии «Ту» и «Ила». Он предполагает, что освободившиеся в Москве сверхдорогие территории обоих ОКБ могут продать, а конструкторов — перевести в отстроенный в Жуковском Национальный центр авиастроения, куда так никто и не заселился. При этом эксперт заметил, что для москвичей переехать туда, конечно, плохо, но для пользы дела такой вариант хорош.

Но вопрос в том, переедут ли туда москвичи? Ведь ситуация в стране не та, когда создавались «шарашки», в одной из которой в предвоенный период принудительно работал знаменитый авиаконструктор Андрей Николаевич Туполев. Да и не в бараках же размещать 5 тыс. ильюшинцев и 4 тыс. туполевцев? Что, в Жуковском им с ходу предоставят новые квартиры? По нынешним временам довольно скромная квартира в этом городе не может стоить меньше 3 млн. рублей. Таким образом, для приобретения жилья 9 тыс. сотрудников понадобятся 27 млрд. рублей. Ведь не Сердюков за всё заплатит? Или же нынешнему персоналу КБ предложат продать московские квартиры чтобы купить жилье в Жуковском? Мол, еще и немалые деньги останутся из-за разности цен жилья в Москве и в области? Но это же совершенно нереально!

Так что почти наверняка никто из перечисленных специалистов в Жуковский не поедет. Просто две прославленные авиастроительные компании прекратят свое существование, потому что земли, на которых располагались «Туполев» и «Ильюшин», будут проданы под застройку. А в Жуковский наберут кого-попало — с дипломами, но без опыта работы. Или с опытом, но в несколько иной отрасли.

Что, нереально? Еще как реально! По этой же схеме тем же чрезвычайно решительным «реформатором» всего какой-то десяток лет назад был фактически уничтожен целый ряд военных академий.

В период «сердюковщины» из Москвы было выведено более ста воинских частей и учреждений. Некоторые, конечно, в столице к тому времени оказались не слишком-то и нужны. Их «потеря» на обороноспособности страны не сказалась. Но некоторые рокировки иначе как вредительскими даже и назвать невозможно. И проделаны они были исключительно для того, чтобы распродать за громадные деньги драгоценные земли, а то и памятники архитектуры, на них расположенные.

Свой «землепродажный» раж в Минобороне при Сердюкове объясняли высшим проявлением гуманизма и человеколюбия. Дескать, все вырученные средства пойдут на приобретение квартир для «бездомных» военнослужащих. Но когда «сердюковщина» завершилась, выяснилось, что деньги ушли по какой-то другой дорожке, потому что количество не имеющих жилья офицеров не сильно сократилось. И это — после продажи более сотни крупнейших площадок в центре столицы по запредельно высоким ценам. Тогда порой публиковались объявления о выставлении таких территорий на тендер. И редко стартовая цена значилась ниже миллиарда рублей. В сумме, таким образом, — как минимум триллион. Уму непостижимо.

Так вот, в «активе» у Сердюкова несколько разгромленных военных академий. Военно-воздушная инженерная академия имени Жуковского располагалась в Москве на Планетной улице в районе метро «Аэропорт». В ней работали 40 докторов и 300 кандидатов наук. В 2008 году ее объединили с Военно-воздушной академией имени Гагарина (20 докторов и 300 кандидатов), расположенной в подмосковном Монино. Новая структура получила название Военно-воздушная академия имени профессора Жуковского и Гагарина. Поначалу ей было приказано перебираться в Монино.

Москвичи в Подмосковье ехать, как и следовало ожидать, отказались. Большинство уволившихся докторов и кандидатов наук легко нашли себе новую работу в гражданских институтах столицы. Научный и преподавательский потенциал нового высшего военного учебного заведения от этого сильно ослабел. Но уже через год Сердюков академию решил «перевести» еще дальше — в Воронеж. Поскольку и в ближнем Подмосковье земля тоже весьма дорогая. В Воронеж никто из заслуженных и опытных преподавателей и ученых тем более не поехал. В связи с чем к сегодняшнему дню главная «кузница кадров» для военной авиации России превратилась, по сути, в военное летно-инженерное училище.

Военная академия радиационной, химической и биологической защиты им. маршала Советского Союза Тимошенко существовала в Москве с 1932 года. Первоначально в ней происходило обучение методам лишь химической защиты, а впоследствии круг дисциплин расширился за счет противорадиационных и биологических методов. Здесь были подготовлены 10 тыс. офицеров и 5 тыс. специалистов для химической промышленности страны. В академии работали 8 академиков АН СССР, 8 ее выпускников стали Героями Социалистического труда.

В 2006 году в Калуге был основан филиал академии. А вскоре министром обороны стал Сердюков, и академию целиком перевели в Калугу. Разумеется, научный уровень снизился, поскольку подавляющее большинство преподавателей со степенями ни в какую Калугу не поехало.

Но не все освободили драгоценные земли при Сердюкове, поскольку Минобороны подзатянуло со строительством «запасных аэродромов», куда должны были перебраться из Москвы новые «выселенцы» в погонах. Так получилось с Военной академией Ракетных войск стратегического назначения имени Петра Великого. Именно Сердюков задумал убрать ракетчиков в подмосковную Балашиху. Но деньги за продажу московских земель у самого Кремля, освобожденных академией, досталось делить уже не ему.

Крупно не повезло и Военно-инженерной академии (бывш. — им. Куйбышева). Но не потому, что в ней плохо была развита наука или же оказался неэффективным учебный процесс. Просто академия занимала прямо-таки баснословно драгоценную землю на Покровском бульваре Москвы. Это и предрешило ее судьбу. Она сначала в качестве факультета была присоединена к Общевойсковой академии Вооруженных сил Российской Федерации. Общевойсковикам повезло больше — они осталась в Москве. Но можно предположить, какую доблесть пришлось проявить командованию хотя бы этой академии, чтобы не отдать, по сути, — врагу военной науки ни пяди родной земли.

Впрочем, недавно теперь уже министр обороны Сергей Шойгу заявил, что Военно-инженерную академию теперь предстоит возрождать в Москве в качестве самостоятельного военно-учебного заведения. Сделать это заставил опыт современных войн. В частности — промежуточные итоги операции российских войск в Сирии. Увы, наверняка никто (и даже Шойгу) не представляет, какими бюджетными расходами это обернется для государства.

Такой вот у Сердюкова предыдущий «реформаторский» счет. Исходя из него, понятно: теперь и над авиастроительной отраслью России нависла похожая серьезная угроза. Иначе председатель совета директоров ОАК работать, видимо, не умеет. Только крушить и продавать.

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх