Ваше мнение

102 216 подписчиков

Свежие комментарии

  • Леонид Архаров
    Пока нет, но к этому стремится."Мы возвращаемся ...
  • юлия назарова
    Пусть "свободолюбивая" валит на необитаемые острова и упивается там вином, и пляшет, гуляя по берегу океана и вдыхая ..."Мы возвращаемся ...
  • Светлана Гревцова
    простите...а Москва вся Россия?"Мы возвращаемся ...

Левый протест и мелкобуржуазная стихия

Герман Садулаев уточняет понятия и объясняет, почему настоящее левое движение не имеет отношения к движению BLM и беспорядкам в США

Левый протест и мелкобуржуазная стихия
Фото: AP/TASS

В чём разница между ортодоксальной левой теорией-практикой и современными «леваками», фальшивыми «новыми левыми»? Всё очень просто. Настоящий левый протест опирается на рабочий класс. Рабочий класс по определению является большинством в обществе. К рабочему классу в широком смысле относятся все наёмные работники и к нему же примыкают так называемые «самозанятые» или «фрилансеры» и малые предприниматели, существующие за счёт жестокой самоэксплуатации. Противостоят рабочему классу крупная буржуазия и государство крупной буржуазии. Глобальные корпорации тоже антагонистичны рабочему классу, порой даже более, чем национальная буржуазия (если такая ещё где-то осталась). Ортодоксальная левая теория утверждает права большинства в обществе, а практика направлена на защиту интересов рабочего большинства.

Фальшивые «новые левые», напротив, сосредоточены на «защите» геев, трансгендеров, феминисток, национальных, расовых, религиозных и прочих меньшинств и маргиналов.

 

 

Ортодоксальные левые совершенно не поддерживают никакого угнетения и никакой дискриминации.

Если человек является рабочим и при этом он трансгендер вымирающего индейского племени, следующий редкому культу оранжевой водяной змеи, то он должен получить равные со всеми прочими людьми права и его интересы должны быть защищены как интересы рабочего, но не как трансгендера, индейца и поклонника оранжевой водяной змеи. Всё перечисленное — это его личное дело.

Для ортодоксальной левой теории имеет значение только то, что он рабочий. Он имеет право на труд, на достойную оплату труда, на равные с прочими людьми политические права, на социальную защиту и так далее. Однако по мнению «леваков» такой персонаж должен получить не равные со всеми права, а привилегии, и именно за то, что он такой маргинальный и редкий.

Ортодоксальный левый протест — это про труд, про человека труда, про уважение к труду и к ценностям, которые создаёт труд. В этом смысле, как бы парадоксально это ни звучало, но из кандидатов в президенты США самый «левый» — это Дональд Трамп, так как его риторика была основана на идее возвращения в Америку индустриального производства и наибольшую поддержку Трамп получил именно от рабочего класса, от промышленных рабочих, всех цветов кожи. Да, чёрные тоже голосовали за Трампа, но это те чёрные, которые имеют профессию и работу. За демократов голосуют чёрные получатели вэлфера.

Получатели вэлфера не являются настоящим пролетариатом, не являются рабочим классом, не способны стать авангардом классовой борьбы. Если человек много лет сидит на пособии, то он утрачивает понимание ценности труда. Фактически, он является рантье, только низкоранговым, малообеспеченным рантье. Чего он хочет? Правильно, он хочет оставаться рантье, только обеспеченным по высшему классу. Поэтому его надежды и чаяния не трудовые, не рабочие, а мелкобуржуазные. Фактически все эти гетто, где семьи получают пособия и продают друг другу наркотики, являются рассадниками мелкобуржуазной стихии.

«Леваки» делают на них ставку, но ортодоксальные левые никогда не считали ни люмпенов, ни прочие асоциальные элементы своей главной силой. В.И. Ленин писал: «Нам истерические порывы не нужны. Нам нужна мерная поступь железных батальонов пролетариата». Геи, объединённые с неграми, меньше всего похожи на такие железные батальоны.

Эта проблема не нова. Ещё в начале прошлого века европейские «социалисты» пытались увести рабочий класс в сторону от борьбы за свои интересы, направить его мощь на защиту «феминисток» и меньшинств. Но ортодоксальные левые всегда говорили одно: надо защищать большинство народа от эксплуататорского меньшинства. Если трудовое большинство будет защищено, то в нём найдут защиту и угнетённые женщины, и малые народы, и поэты-верлибристы. Нет никакого смысла отдельно защищать верлибристов.

По тем лозунгам и той программе, которую сейчас формирует движение BLM в США понятно, что повестка дня у него мелкобуржуазная. Ни слова о равном праве на труд, ни слова о рабочих местах, о достойной равной оплате труда, об условиях труда, о коллективных договорах, о профсоюзах. Вместо этого требования выплат ни за что, по факту принадлежности к чёрной расе. Требование, подчёркиваю, не равных прав, а расовых привилегий. Даже при приёме на работу. Ясно, что это расизм и национализм в чистом виде.

У нас в России тоже такое есть. Некоторые националистические организации от имени «малых народов» требуют признания, что два века назад русские им устроили «геноцид» (как же тогда они выжили?) и теперь по этому поводу Россия должна платить «компенсации» и предоставить представителям этой народности привилегии. Та же самая логика, что и у американских негров. Однако в отличие от Америки у нас «негры» не угнетены и имеют свои национально-государственные образования, где уже пользуются правами и привилегиями титульной народности, и, спрашивается, чего же ещё им надо? Аппетит националистов и расистов никогда не может быть удовлетворён, ибо они требуют не прав, а привилегий, а мифологизированный дискурс о «рабстве», «геноциде» и так далее — только повод.

Рабочая левая теория должна отвергать такие националистические и мелкобуржуазные построения. Ленин часто указывал на то, что национализм по своей природе мелкобуржуазен. И анархизм, как ни странно, тоже мелкобуржуазен. Конечно, со времён Ленина и, тем более, Маркса, очень многое изменилось в социальной структуре. Промышленные рабочие более не являются тем прежним мощным монолитом, их меньше, они раздроблены и разбросаны по миру. Практически невозможно собрать те самые «железные батальоны пролетариата». Но верным осталось то, что большинство людей работает на эксплуататорскую верхушку, на крупную буржуазию, которая срослась с государственным аппаратом. И верным осталось то, что вокруг бушует мелкобуржуазная стихия. Её стало только больше за век.

В движении BLM, как и в прочих американских и европейских протестах, наверняка много людей, которые искренне считают, что так они борются за права эксплуатируемого народа. Но их энергия умело перенаправляется махинаторами из «демократов», глобалистами, фальшивыми «леваками» в русло, совершенно безопасное для крупной буржуазии и для капиталистического государства, сжигается в расистской, мелкобуржуазной повестке дня, в пустом ресентименте. Кроме того, дискредитируется сама идея левой теории и массового восстания. Поэтому мы снова и снова повторяем: когда вы видите в заголовках новостей, что «левые громят магазины и целуют ботинки негров» — это не те левые, которые строили социализм в нашей стране и подняли Китай до уровня могущественной мировой державы.

Это и не те левые, что забастовками, стачками, демонстрациями, выборами, политической борьбой парламентскими и непарламентскими методами в XX-м веке сумели добиться в большинстве европейских стран достойного уровня жизни и социального обеспечения для народа. Это специальная направленная против социалистического и коммунистического движения провокация, которую руками фальшивых «леваков"-глобалистов делает мировой капитал. Потому что «элиты» чувствуют: приходит время отвечать за кризисы и катастрофы и, следовательно, надо опять обмануть народ, перевернуть всё с ног на голову и канализировать протесты в зияющую чёрную пустоту.

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх