Ваше мнение

102 213 подписчиков

Свежие комментарии

  • Татьяна Рамкулова
    Ура!Минтруд хочет вве...
  • Елена Колтунова (горская)
    если следовать вашим выводам - так надо было за каждую поправку голосовать отдельно...в этом случае голосовать пришло...Народец, говорите...
  • Юрий Джиоев
    Да, не только грустно, но и тревожно за завтрашний день России, ибо состряпанная Конституция превратилась в "половую ...Народец, говорите...

Реаниматолог Пинелис объяснился за "вмиг исчезнувший коронавирус"

В России его пост о ситуации в Нью-Йорке пришелся как нельзя кстати

 

Врач Евгений Пинелис из Бруклина, США стал известен всей России в один прекрасный день - 8 июня, когда написал на свой странице в соцсети: «Непостижимым образом COVID исчез из Нью-Йорка». Так совпало, что в этот же день было объявлено о том, что снимаются ограничения по всей Москве, так как эпидемиологическая ситуация по коронавирусу в городе улучшилась. Слова Пинелиса у нас цитировали многие. Мы поговорили с ним, чтобы выяснить: что он конкретно имел в виду.

Реаниматолог Пинелис объяснился за "вмиг исчезнувший коронавирус"
фото: AP

Высказывание Евгения подхватили все, кто мог, от доктора Мясникова до известных политиков, оно оказалось в топе самых важных новостей.

Эксперты наперебой сравнивали Россию с Америкой, раз у них все хорошо, то у нас должно быть ещё лучше, причём все и сразу.

Вот тот самый нашумевший пост.

«Непостижимым образом ковид исчез. Остается сколько-то застрявших в аду хронической интенсивной терапии поломанных им пациентов, которые, скрипя заторможенной иммунной системой, бьются со вторичными инфекциями, но в остальном фонтаном счастья бьет нормальная больничная жизнь. Появились панкреатиты и нековидные пневмонии, кровотечения и тромбоэмболии, перфорации кишечников и опухоли всего на свете.

..

Нековидное приемное отделение, стоявшее практически пустым все два месяца эпидемии, поражает цветистым разнообразием. Вот скучающие полицейские играются телефонами вокруг прикованного наручниками к койке дядьки, пожаловавшегося на какое-то недомогание в участке. Вот женщина в изящной маске объясняет резиденту из кардиологического, как именно у нее болит в груди. Парамедики перешучиваются с медсестрами, собирающими первичный анамнез.

В ковидной зоне приемника тишина. Два пациента, оба дышат сами. СИЗы всех сортов валяются вокруг, респираторы задраны на лоб. Давно уже не заболевал никто из персонала. Полтора месяца назад это помещение было забито до отказа, а между каталками с пациентами приходилась планировать маршрут...

Днем я наткнулся на ссылку: «Это официальная информация. Сегодня в городе НЙ не умерло ни одного человека от COVID-19». Я не стал проверять, не фэйк ли это ньюз. Это совершенно неважно. Все равно ковид уходит из города...»

- Евгений, добрый день! Как у вас там погода в Нью-Йорке?

- Как обычно здесь летом. Жарко. Душно. Влажно.

" alt="" />

- Может быть такое, что вирус слабнет из-за жары?

- По сути, никто не знает. Я не вирусолог. Но, естественно, летом респираторных заболеваний становится меньше. А этот вирус с определенными нюансами все же можно отнести к ОРВИ. Есть надежда, что в это время года он ослабнет, но рассчитывать, что жара стопроцентно поможет, не стоит, так как есть пример той же самой Австралии, где погода никак не повлияла на распространение. Индия, Бразилия, вокруг экватора годовая температура примерно одинаковая, а эпидемия есть, так что надеяться, что жара спасёт, я бы не стал.

- Евгений, вы прославились на всю Россию - ваш пост в интернете о загадочно исчезнувшем коронавирусе процитировали абсолютно все. Он пришёлся очень кстати даже властям, если учесть, что в этот день в Москве неожиданно сняли ограничения, на все сомнения действовал железобетонный аргумент: эпидемия закончилась в Нью-Йорке, закончилась и у нас.

- К сожалению, это показывает лишь качество российских средств массовой информации... Я имел в виду только ситуацию в Нью-Йорке. В мегаполисе, где 8 миллионов жителей, мы действительно видим спад случаев заболевания где-то с начала мая. В своём посте в Фейсбуке я писал исключительно про свою больницу. Да, в нашей реанимации, к счастью, не осталось пациентов с положительным вирусом, лежат те, кто долечивается, а новых давно не поступало. Это город Нью-Йорк штата Нью-Йорк большой страны Соединенные Штаты, где проживает 380 миллионов граждан. Экстраполировать данные одного лечебного учреждения на все США я бы не стал.

- Поэтому мы вам и позвонили, чтобы уточнить реальное положение вещей.

- Да, информацию всегда нужно проверять. Москву с Нью-Йорком, разумеется, сравнивать можно. По размеру населения, по степени зависимости от общественного транспорта, они сопоставимы. При этом эпидемия в разных государствах носит совершенно индивидуальный характер. Различаются карантинные меры и подходы. Поэтому сравнивать точки на географической карте, на мой взгляд, необоснованно и поспешно.

- Но у нас в России так подчас и происходит. Мы постоянно себя с кем-то сравниваем. С Нью-Йорком, Италией, Белоруссией, Швецией... Такой менталитет, наверное.

- Нужно не сравнивать, а смотреть, что можно было бы сделать лучше. Тот же Нью-Йорк, я считаю, в самом начале подошёл к эпидемии слишком расслабленно. Очень долго мы отказывались от любых карантинных мер, а когда их все-таки приняли, ничего остановить уже было нельзя... Да, в итоге мы смогли предотвратить коллапс в системе городского здравоохранения, но, тем не менее, количество умерших было огромным. Америка не лидирует в мире по соотношению скончавшихся на миллион человек, но именно Нью-Йорк в самих США имеет пальму первенства.

- Я читала ваш пост от 7 апреля, где вы как раз говорите о том, что ресурсы системы здравоохранения подошли к своему пику. И все-таки полной катастрофы удалось избежать?

-. Конечно, в любом огромном городе достаточно сложно с ресурсами, но в принципе у нас было достаточно реанимаций, много аппаратов ИВЛ. Хотя, по предварительным прогнозам, этого могло и не хватить. Но нам повезло. Грубо говоря, введя умеренно жесткий карантин в середине марта, мы рассчитали, что приблизительно через три-четыре недели количество заразившихся начнёт снижаться... При условии, что число инфицированных шло на сотни тысяч, ожидать, что улучшения произойдут сразу, было бы наивно.

- Но ваши нью-йоркские ограничения и в сравнение не идут с тем, что происходило в Москве.

- Да, нам никогда не запрещали гулять на улице, были открыты парки, в хорошую погоду там было достаточно народу. Кто-то (примерно половина) носили маски, кто-то нет. Но, самое главное, не работало большое количество офисов, и поэтому поток в метро практически исчез. Метро опустело. Ездили только те, кому без этого было никак нельзя, мне, например, приходилось добираться до работы. Обычно в час пик поезда всегда переполнены. На остановках Уолл-Стрит или Таймс-Сквер часто даже не хватало мест раньше. Теперь это самые пустые станции.

- А была ли у вас система ограничений, запретов и штрафов для самих заболевших коронавирусом, как у нас в Москве?

- Вы знаете, это не моя зона ответственности. Я не выписывал пациентов из больницы и не веду амбулаторных пациентов, так как работаю в реанимации, после того, как им становилось легче, мы просто переводили их в другие отделения. Но большинство тяжелых, кто попал в реанимацию, находятся здесь настолько долго, что, когда их выписывают, они уже не представляют никакой опасности для окружающих. Их не нужно дополнительно мониторить. С инфекционной точки зрения они безопасны. Самой молодой пациентке в реанимации было 29 лет, но были и 30-летние, и 40-ка, очень много 50-60-летних, и совсем пожилые тоже.

- Скольких удалось вытащить?

- По ИВЛ примерно в районе 45 процентов выживаемости. Были и очень успешные случаи, когда люди выписывалось домой безо всякой кислородной поддержки. Самая резонансная история, о которой даже написали в "Нью-Йорк Таймс", про молодую беременную женщину. Ее пришлось интубировать, положить на искусственную вентиляцию лёгких, она находилась на 32 недели беременности и наилучшим вариантом стало кесарево сечение. Недавно она приходила сюда с ребёнком. Он не был заражён вирусом, хотя и провёл несколько дней в неонатальной реанимации. Они оба уже в порядке.

Несомненно, случались и трагедии, многие умерли, некоторые семьи отказывались от использования систем жизнеобеспечений, если прогноз был плохой, объясняя это тем, что не такого качества дальнейшей жизни они хотели бы для своих близких. Очень тяжёлое испытание для всех... Но в Америке - это норма. Здесь не принято навязывать тяжёлое лечение при сомнительных шансах на благополучный исход.

- Сколько врачей в США подхватили коронавирус и ушли из жизни? У нас в России есть неофициальный список памяти погибших на своём посту медработников, в нем уже порядка 400 фамилий.

- Да, я слежу. У нас тоже были тяжело заболевшие, не только врачи и медсёстры, которые близко общались с пациентами, а и сотрудники административных частей больницы, водители скорых, сотрудники кафетерия. Но мы же не знаем, откуда и у кого взялся вирус, вероятность столкнуться с ним в многомиллионном городе и без того высока. Из моего ближайшего круга никто, к счастью, не умер, но заболевших было много.

- И все-таки - чем лечить коронавирус? Предложено уже столько разных схем, кто-то хвалит один препарат, кто-то - другой, некоторые считают, что тяжелая терапия может убить быстрее, чем это сделает вирус. Это касается, прежде всего, гидроксихлорохина, антималярийного препарата, который вначале называли чуть ли не панацеей, а сейчас говорят, что он не прошёл полноценные клинические испытания и его эффективность не подтверждена.

- Из моей практики, на этапе, когда пациенты попадают в реанимацию с дыхательной недостаточностью, довольно мало препаратов помогает. Все, что может сработать в качестве антивирусной терапии, действует тогда, когда люди только заразились.

Если появилась температура, то вирус уже реплицируется в клетках. В этот момент противовирусные вряд ли будут столь результативны. Вероятно, играют свою роль препараты, тормозящие иммунный ответ. Про гидроксихлорохин до сих пор спорят, на больничном этапе его отменили у всех, так как слишком много побочных эффектов и мало пользы, но обстоятельного исследования пользы его использования на амбулаторном этапе так пока и не появилось. Хотя громкие заявления по этому поводу были. Сейчас это уже не медицинский вопрос даже, я бы сказал, а вопрос религии, что ли, верить в гидроксихлорохин или нет. После развития серьёзной дыхательной недостаточности есть подозрение, что помогает мало что.

- Евгений, сегодня к Америке снова приковано внимание всего мира: беспорядки, расовые возмущения, на улицах скопление протестующих, которые не соблюдают социальную дистанцию. Может ли это вызвать новый всплеск?

- Именно в Нью-Йорке протесты начались на фоне ощутимого спада количества заболевших. Причин того, что это началось, много, здесь своя американская расовая история... Вольно или невольно произошёл некий медицинский эксперимент, десять дней как уже идут протесты, абсолютно точно, что пока нет увеличения числа госпитализаций, но для них ещё и рано - нужно как минимум 2-3 недели.

- Ну, может быть, люди просто боятся идти в больницу?

- В Нью-Йорке в любой момент можно протестироваться совершенно бесплатно. Никаких последствий для человека это иметь не будет. Тесты делают в любых медицинских учреждениях, не нужно даже идти в приёмное отделение, все посмотрят быстро и анонимно. Никто не спросит о том, участвовал ли он в беспорядках. Вся информация о положительных результатах отправляется в Центр контроля за инфекционными заболеваниями.

- И все-таки ждать ли вторую волну и когда?

- В Нью-Йорке, думаю, ситуация чуть лучше, чем во многих других городах, так как переболело больше миллиона... Насчёт коллективного иммунитета спорят, естественно, но такого количества, которое, как считается, необходимо для его приобретения - 50-70% перенесших инфекцию, точно нет.

Я очень надеюсь, что, чем больше количество заболевших, тем слабее становится вирус. Но мы не знаем, каким он может вернуться - возможно, что и более жестоким, мы рассчитываем на то, что это хотя бы станет понятным до начала ежегодной эпидемии гриппа, до того, как начнётся новая сезонная нагрузка на систему здравоохранения.

- А разве коронавирус и грипп не конфликтуют друг с другом, не конкурируют за «хозяина», взаимно ослабевая? Я слышала такую точку зрения.

- Мы видели достаточно пациентов с соинфекциями, но особой борьбы между COVID-19 и гриппом в одном пациенте, а таких было немало, мы не заметили. Мы надеемся только на то, что приобретённый индивидуальный иммунитет будет длительным. Но говорить об этом пока рано.

Многие коронавирусы, которые были известны до этого, превращались в обычную сезонную простуду, протекавшую даже легче, чем грипп. Но не стоит забывать про SARS и MERS, которые в своё время мало отразились на общей популяции, так как были локализованы. Однако, все рассуждения и предположения на эту тему сегодня не имеют под собой достаточных оснований, а больше похожи на спекуляции.

- За время эпидемии ваши больничные посты все время находились в топе, одних подписчиков - почти 45 тысяч человек. У нас тоже есть врачи, которым пришлось переквалифицироваться в блогеры, чтобы образовывать и просвещать население, тот же главврач Коммунарки Денис Проценко. Ожидали ли вы такой популярности?

- Нет, не ожидал. У меня до начала эпидемии вообще был закрытый аккаунт только для друзей. Потом я стал писать какие-то базовые вещи, как уберечься, и попросили посты открыть. Я, если честно, даже не знал, что есть такая функция, как подписаться на меня... И в первую же ночь появилось порядка 20 тысяч первых подписчиков. Конечно, это удивило.

- Поклонники в соцсетях уже приглашают вас попить пиво за победу над коронавирусом «в шесть часов вечера после войны». Как думаете, это все-таки будет?

- Если приедете в Нью-Йорк, я тоже попью с вами кофе или пиво, сейчас это сравнительно безопасно даже без маски.

Источник ➝

Картина дня

))}
Loading...
наверх