Последние комментарии

  • Петр_Т
    Уважаемый Алекс! я не "гундю" (я указал город и годы), вот и Вы уважаемый уточните пожалуйста, из какого пункта Вы "е...СПАСИБО, ЛЕОНИД ИЛЬИЧ!
  • Петр_Т
    Загубили державу те кого за десятилетия "развитого социализма" так и не научили думать и чувствовать себя хозяевами с...СПАСИБО, ЛЕОНИД ИЛЬИЧ!
  • Клименко Василий
    Народ начал прозревать. Их круто кинули, лопухнулись. Надо восстанавливать справедливость. Менять российских хунвейби...Валенса: Это мы, поляки, выбили русскому медведю несколько зубов

Немец, вывезший сына из Германии в Россию: «Я спас ребенка из концлагеря»

Соотечественник рассказал спецкору «КП» Ульяне Скойбеде, как учил с малышом адрес русского консульства в Бонне: «Если тебя разлучат с семьей, ты должен стукнуться в калитку и попросить убежища» 
 
Немецкие социальные службы грозили изъять детей у излишне активного гражданина. Максима пришлось спешно увозить в Россию. Фото: Личный архивНемецкие социальные службы грозили изъять детей у излишне активного гражданина. Максима пришлось спешно увозить в Россию.
Фото: Личный архив
 

В первой части наш соотечественник Николай Эрней, эмигрировавший в Германию, рассказал, как пытался уберечь семилетнего сына от избиений беженца-сверстника, который терроризировал 60 первоклассников.

Отец жаловался учителю, директору, в ГорОНО и министерство образования: ребенку жалобщика стали занижать оценки и отвечали, что «дети имеют право нападать, это процесс взросления».

 
 
 
 

Эрней пробовал перевести сына на домашнее обучение – ему возразили, что мальчик обязан ходить в школу с беженцем, иначе родители будут получать штрафы по 100-1500 евро за день пропуска, потом будут подвергнуты тюремному аресту, потом детей изымут из семьи. Это закон. Можно перевестись в другую школу, но нападения беженцев на европейских детей сейчас по всей Германии.

В отчаянии Николай попытался спрятать ребенка в русской школе при Консульстве России в Бонне, но немецкие власти резко запретили это. Можно ходить в ливийскую, еврейскую, арабскую школу – но не русскую. За посещение русской школы родители будут наказаны. За сопротивление беженцу ребенок будет наказан. За попытку пересидеть на больничном семья будет наказана.

Как будто Германии нужно, чтобы мальчик позволял себя бить…

Николай Эрней уехал в Германию, потому что считал: там демократия... Фото: Личный архив

Николай Эрней уехал в Германию, потому что считал: там демократия... Фото: Личный архив

ЗЛЫЕ ИВАНЫ УБИЛИ ДОБРЫХ ФРИЦЕВ

Дискриминация русских в Германии не только при выборе школы.

Это был ноябрь 2018 года, Максим пришел со школы со слезами на глазах, и говорит нам:

- Мама, папа, я русский, значит я злой.

 
 

Мы в шоке: что случилось, что произошло?

Максим: на уроке учительница рассказывали, что была большая война, и злые русские убили много добрых немцев. А он русский, значит он злой…

Мы в растерянности: как бороться с такой дикой пропагандой? Садимся, я начинаю рассказывать о начале войны, о нападении немцев, о том, что русские защищались, о том, как немцы убивали женщин, детей и стариков, о том, как работали концлагеря – конвейеры по уничтожению людей, чтобы вся страна была свободна от населения.

Максим все понимает с полуслова:

- Немцы хотели убить всех в России, чтобы там жить?

Да, почти так, хотели убить всех, чтобы туда переселить поляков, а всех убрать из Польши, чтобы там жили немцы. Рассказываю, как дети и женщины стояли у станков на заводах, чтобы производить снаряды, а мужчины ушли на фронт, чтобы защищать свои семьи. Тихо поражаюсь тому, как отличается идеология для внешнего потребления: «Мы вечно будем каяться за преступления фашизма», - от того, что вдалбливают детям на самом деле.

...теперь он называет немецкое государство концлагерем для детей. Фото: Личный архив

...теперь он называет немецкое государство концлагерем для детей. Фото: Личный архив

САМАЯ УГНЕТАЕМАЯ НАЦИЯ

Прожив три года в Германии, я могу сказать, что русские в Германии - это самая угнетаемая и попираемая нация. Причина простая: любая приезжающая в Германию народность сразу образует свою диаспору, будь то турки, иракцы, иранцы, чеченцы, сирийцы, албанцы, евреи, французы, англичане, японцы или китайцы. И в рамках диаспоры эти нации помогают друг другу: свой круг адвокатов, врачей, дети, если и ходят в немецкие школы, то только по названию: в классе пара учеников - немцы, остальные - мигранты. Немцы с этими кланами ничего не могут сделать.

Русские, переезжающие из России, бывшего СССРКазахстанаУкраины, сами верят в то, что им нужно срочно забыть свою культуру, достижения, навыки - и раствориться среди немцев, фанатично следовать указаниям немецкого государства. Я бы сказал, что они образуют религиозную секту, самую крупную в Германии. Профессора, доктора наук идут на какие-то бредовые интеграционные курсы (я лично был дважды на таких курсах, посидел среди разных групп сирийцев - гвалт, крики, учителя не контролируют группы, за 6 часов я выучил десяток сирийских слов, а не немецких), за годы обучения теряют квалификацию…

Но это же бред. Российское, советское образование считалось лучшим, немцы с удовольствием нанимают наших специалистов на работу, причем, в ряде случаев, нанимают переводчиков для их удобства!

Мы в России сами выдумали себе такую Германию, которой никогда не существовало. Мы верим, что тут порядок, закон превыше всего, нет коррупции, идеальная медицина, прекрасные продукты и дороги. Это все наши фантазии. Здесь просто бардак, беженцы запихивают людей под поезда, и, кстати, я ни разу не видел в Германии поезда, который бы пришел на вокзал без часового опоздания.

Как сказала мне жена после наших проблем со школой: «Если бы я знала хоть десять процентов правды о Германии, у тебя не было бы шансов привезти меня сюда».

Я все-таки математик, я решил проанализировать происходящее.

После поднятого отцом шума агрессивных беженцев исключили из кельнской школы. Фото: сайта учебного заведения, в котором учился сын Николая

После поднятого отцом шума агрессивных беженцев исключили из кельнской школы. Фото: сайта учебного заведения, в котором учился сын Николая

КОМПЛЕКС МЕССИИ И ДРУГИЕ ПЕРВЕРЗИИ

Во всех официальных документах прописано, что обучение беженских и немецких детей вместе нужно, чтобы беженцы как можно быстрее изучили язык и переняли обычаи и традиции немецкого народа. Я видел в 2016 году, как приехавшие афганские дети взяли здоровенный нож и пошли гулять по улицам одной из деревень Баварии. Если приезжие до семи лет играли с палками, ножами и камнями, каким образом немецкие дети, которые играли с плюшевыми мишками и машинками, смогут объяснить, что им надо измениться? Почему малыши должны быть ранены или покалечены из-за идиотских амбиций взрослых?

Мне кажется, я нашел ответ. Во-первых, поддержка беженцев в глазах немцев возводит их на уровень Мессии, Христа: они защищают других, это им очень важно. Честно, ни разу не видел, чтобы так ценились сертификаты или дипломы об участиях в каких-либо обществах защиты животных или племен в Африке.

При этом добрыми альтруистами должны быть все, все должны делиться с беженцами. Например, если у кого из беженцев в школе нет спортивной одежды, учитель должен попросить родителей класса о пожертвовании или просто порыться среди забытой другими детьми одежды, это официальное распоряжение.

А я-то думаю, чего это они, когда беженец украл у моего сына бутылочку воды (у каждого ребенка персональная бутылка с личным мотивом, это как бы частичка дома в школе), учитель легко заявила сыну: «Купи себе новую». Зато, когда немецкий ребенок украл у нашего велосипедный шлем, а немецкая мама попыталась врать, что это их вещь, школа в неделю вышибла вора и его лживых родителей, насовсем. То есть, на примере со шлемом видно, что проступки немецких детей наказываются жестко и беспощадно, проступки мигрантов игнорируются.

Почему молчат дети? Я разговариваю на детской площадке с украинскими, русскими, немецкими, арабскими детьми. Спрашиваю – оказывается, дети считают эти нападения беженцев и побои нормой. В школе сказали терпеть, значит, мы должны терпеть. Сколько морально травмированных выйдет из школ после этого эксперимента?

Почему молчат родители? Не хотят портить отношения со школой, хотят получить от нее хорошие характеристики (я уже писал об их значении).

Нам известен случай, когда один марокканец в 4-м классе избивал детей всей начальной школы (1-4-й класс): тридцать детей пришли жаловаться директору, он выслушал их и заявил, что они должны защищать этого марокканца от нацистов. Единственному русскому мальчику, который давал марокканцу сдачи, в характеристике написали, что он расист, при поступлении в 5 класс в гимназию у ребенка возникли проблемы.

МЫ НЕ РАБЫ

Мы с женой пошли против правил немецкого общества, в итоге, в мае школа вынесла нам письменный запрет заходить за школьные ворота – так называемый хаусфербот (запрет хозяина дома определенным людям появляться в доме или во дворе). Наказание за нарушение запрета – тюремное заключение. Такой запрет выносят ворам в магазинах. Нам школа его вынесла с формулировкой: мы, я и жена, разрушили атмосферу дружбы в школе.

То есть обнародовали информацию об избиениях.

В запрете указано, что наш ребенок обязан от ворот школы до класса идти один. А школа состоит из двух зданий, между которыми школьный двор, где третье- и четвероклассники бьют первоклассников, мы сами это видели, и другие родители ведут своих детей до класса, а нам запрещено. Чтобы снять запрет, нужно судиться. Мы подали возражение на запрет, школа на него не ответила.

«ЭЙ, НЕМЕЦ, ТЫ ЧЕГО ЕШЬ? РАМАДАН!»

Это рассказ немца с работы, у него сын ходит в гимназию в другом городе, Мюнхене-Гладбахе. На перемене мальчик достал бутерброд перекусить – ему арабы кричат: «Эй, немец, чего ты ешь?». Тот отвечает: «Голоден и ем», - ему: «Сейчас месяц Рамадан, ты есть права не имеешь». Тот: «А я не мусульманин, Рамадан ко мне не относится», - арабы накинулись на него, началась драка.

Коллега теперь на полном серьезе рассматривает эмиграцию в США или Венгрию. Высококвалифицированный специалист, каких в Германии очень мало. Ну, будет еще меньше.

Я считаю, что дикий социальный эксперимент, который проводит над своим народом Германия, обязательно провалится. Раньше, до 2015 года, страна принимала мигрантов ограниченно, в большинстве классов было один-два-три ребенка беженцев, и немецким детям в массе удавалось перевоспитать их, играть с игрушками, а не с ножами. Но! При этом и отношение к этим мигрантам из КосоваАлбании было жестким, правила были едины для всех.

 

Сейчас мигранты могут все, немецкие дети не имеют права даже отвечать им, плюс мигрантов очень много, 20-30-50 процентов в классе, система не может их переварить.

ИДИОТЫ МЕШАЮТ УЧИТЬСЯ

Скажу еще одну неполиткорректную вещь. Пропагандируемая как достижение немецкой системы образования инклюзия стоит в том же ряду, что и «интеграция» мигрантов.

Инклюзия, или, по-немецки, инклюзион - порядок, при котором дети с физическими отклонениями (это можно понять и принять) и с психическими отклонениями (это нельзя ни понять, ни принять) учатся в одних общих классах с детьми без отклонений.

Если школа большая и таких психических больных в классе много, то в помощь учителю добавляется социальный педагог, но что он может сделать? Этот больной ребенок кричит во время урока, рушит весь учебный процесс, мешает классу учиться. Все ученики получают ущерб в качестве знаний.

Зачем?

Общаясь с немцами, спрашиваю: может быть, государство не имеет достаточное количество рабочих мест для образованных людей и специально превращает детей в идиотов? На меня смотрят недоверчиво: нет, говорят, мы же должны уметь жить среди инвалидов.

Ладно, хорошо, гут. А почему тогда в частных школах нет психбольных агрессивных детей? Значит, детям богатых и политиков не нужно тренировать свою волю жить среди инвалидов?

Молчание было мне ответом…

КЛАССОВОЕ ОБЩЕСТВО

В итоге, в Германии сейчас в чистом виде классовое общество. В плане учебы это минимум три разных класса. Первый – дети богатых родителей, которые могут платить 20-25 тысяч евро в год в частных школах за то, чтобы их детей не били в классе.

Второй класс – это евреи, они могут прятать своих детей в еврейской школе за 2500 евро в год.

Третий класс – все остальные. Такие дети обязаны ходить в общие школы с агрессивными мигрантами и агрессивными психически больными детьми. У них практически нет шансов избежать побоев. Если эти дети не будут ходить в школу, их изымут из семьи и поместят в приемные семьи, где новые родители объяснят ребенку, что он врет, ему показалось и ничего страшного не произошло.

Учиться тренировать свою толерантность и терпимость к насилию, вот главный девиз в сегодняшней немецкой школе. Равенство возможностей для всех – лживый пропагандистский лозунг.

В любой момент немецкий суд мог вынести запрет на выезд сына и дочери семьи Эрней из Германии, и, перед выездом в аэропорт, Николай отправил местному правозащитнику обращение к Владимиру Путину.

В любой момент немецкий суд мог вынести запрет на выезд сына и дочери семьи Эрней из Германии, и, перед выездом в аэропорт, Николай отправил местному правозащитнику обращение к Владимиру Путину.

ИТОГИ

Прекрасный трехэтажный пятикомнатный дом с садом в Бонне стоит пустой, только комнаты полны коробками с детскими вещами и игрушками.

Летом 2019 года я перевез семью в Россию. Это была настоящая спецоперация: в Кельне все думали, что мы переезжаем в Бонн, Максиму было запрещено говорить правду даже своим друзьям, мы сделали вид, что полностью подчинились решению чиновников и в сентябре Максим идет в немецкую школу.

В аэропорт ехали без чемоданов, вроде, на несколько дней навестить бабушку. Мы знали: малейший намек с нашей стороны, и суд моментально вынесет запрет на выезд детей из Германии. Мы уже знаем семьи, к которым эта мера была применена, они тоже протестовали против обязательного посещения немецкой школы и пытались вывезти детей во Францию.

1 сентября Максим пошел в хорошую школу в Москве, а мы с женой, по законам Германии, стали преступниками. Теперь получаем штрафы: 1000 евро за неделю отсутствия ребенка.

Наш побег был вынужденным. После того, как афганец попытался задушить в кельнской школе пятого по счету ребенка (а мы орали об этом, где только можно), беженцев-бандитов из школы выгнали.

Вроде, мы победили.

Но мы так громко озвучили проблемы в образовании Германии, фашизм и нацизм на всех уровнях ее власти, что всерьез опасались мести со стороны чиновников. На одной встрече нам было прямо сказано: через полгода-год, когда наша история подзабудется, нам вышибут ночью дверь, в квартиру ворвутся двадцать социальных работников и полицейских, и дети будут изъяты… например, под предлогом недоразвития немецкого языка.

Или вообще без предлога: социальным службам предлог не нужен, они имеют право изымать детей превентивно - а вот родители потом должны доказывать, что они не верблюды (то есть, достойны воспитывать своих детей дома).

Садистская подробность: государство тратит на проживание детей в приемных семьях огромные деньги, я слышал о 5000 евро в месяц на ребенка, а потом эти счета выставляют кровным родителям, чтобы уничтожить этих несчастных материально, чтобы от семьи выжженного места не осталось. Ведь 5000 евро на семью в месяц, после уплаты налогов, зарабатывает едва полпроцента населения Германии.

Детей в детдомах кормят таблеточками, чтобы не рыдали, а, когда те превращаются в овощи и по подбородку у них начинает течь слюна, счета родителям еще повышают…

Угроза была такой реальной, что мы с моим семилетним ребенком учили адрес русского Консульства: Бонн, Вальдштрассе, 42.

Я объяснял: «Максим, если тебя изымут, немцы могут это сделать, ты должен убежать, прийти по этому адресу, стукнуться в калитку и сказать: «Я русский».

Я смог спасти ребенка, мое ощущение теперь: я вывез его из концлагеря.

Жена сразу говорила, что переезд из Кельна в Бонн это перемещение из тюремного барака в барак.

В России есть анекдот: «У страны три выхода: «Домодедово», «Внуково» и «Шереметьево», - так и из Германии те же три выхода: «Домодедово», «Внуково» и «Шереметьево». Кроме как на Родину, другой дороги нет.

В России я ругал коррупцию: если бы я знал, какие махинации чиновников, цензура и несвобода слова здесь!

Я остаюсь в ЕС. Мне предстоит ответить за спасение детей.

Взгляд с 6-го этажа

НЕРАВНОДУШНЫЙ ГРАЖДАНИН В ПОРУ СТАЛИНСКИХ ПЕРЕМЕН

Ульяна Скойбеда

Николай Эрней, конечно, тот еще фрукт. Он сражался с властями и в России, был активистом, в начале нулевых поднял в Томске бучу против тарифов ЖКХ: организовал партнерство по защите прав жителей дома, за что получил по голове и пять уголовных дел, потому что перешел дорогу местному мэру.

Это просто такой сорт людей: которые не засовывают язык в одно место даже в самом тоталитарном обществе.

Я думаю, Германия сто раз пожалела, что дала гражданство такому неравнодушному человеку. Обычно люди понимают: чтобы выжить в психиатрической больнице, надо исполнять все распоряжения санитаров, а Эрней даже теперь не собирается останавливаться: «Германия меня обманула, поэтому я буду дрючить орла так, что тот будет кукарекать».

Теперь о мигрантах.

Соотечественникам, которые переезжают на ПМЖ в Германию (немецкая диаспора в РФ большая) нужно понять две вещи. Первая: государство там вмешивается в дела, которые мы здесь, в России, привыкли считать личными, и спорить с чиновниками глупо. Это раз.

В Германии сейчас происходит реформа, сравнимая по радикальности со сталинской: Меркель завозит новое население, потому что старое состарилось и не рожает. Это два.

Да, новое население вот такого качества: бьет детей, насилует немецких женщин, вызывает у законопослушных бюргеров чувство гадливости и страха.

Но бюргеров никто не спрашивает. Их ломают через колено, объявив любую попытку защищаться расизмом, и это понятно: адекватно наказывать мигрантов нельзя, иначе придется посадить все 100 процентов приехавших, а это не добавит им любви к Германии и экономически нецелесообразно.

Значит, укоренять приехавших придется за счет безопасности местных. Местных отдали мигрантам на ограбление и изнасилование, ничего личного, просто политика государства.

Ну, как сталинская политика на определенном этапе была: всем копать Беломорканал…

Хотите жить в жестком государстве в исторические переломные времена – поезжайте в Германию. Потом только не жалуйтесь.

КОММЕНТАРИЙ ЮРИСТА

Известный защитник прав русских в Германии Гарри Мурей:

Законодательство нацистской Германии до сих пор имеет приоритет над международным правом

- Всегерманская школьная повинность, то есть обязанность посещения детьми школы восходит к Гитлеру. Когда к власти в Германии в 30-е годы пришла НДСРП, власти поняли, что единственный способ выстроить Третий Рейх, это вести четкий и ясный контроль над образованием. И в 1938 году появился так называемый «Имперский закон об обязательном образовании», суть которого: Гитлер забрал у детей право домашнего образования, тем самым захлопнув окошко альтернативы. И этот порядок продолжает действовать в ФРГ, то есть, Германия переняла законы нацистского прошлого.

Конечно, никакого отношения к правам человека это не имеет и нарушает как Основной Закон Германии, который гласит: «Каждый имеет право на свободное развитие своей личности…», - так и Всемирную Декларацию о Правах человека: «Каждый имеет право на жизнь, свободу и на личную неприкосновенность».

Кстати, если мы будем читать Всемирную Декларацию дальше, то узнаем, что «Каждый человек имеет право на свободу мирных собраний и ассоциаций. Никто не может быть принужден вступать в какую-либо ассоциацию», - но школа это тоже собрание, в котором дети обязаны участвовать против воли и даже против своих убеждений и норм морали, я имею в виду уроки полового воспитания.

Что касается конкретно Николая Эрнея, то, по моему мнению, в действиях чиновников Бонна и Кельна прослеживается и открытая русофобия. Они отказываются обеспечить безопасность ребенка выходца из России, и явно провоцируют отца.

В заключение я бы хотел добавить важный факт. Это звучит невероятно, но, когда Эрней подал в административный суд Кельна на то, чтобы его дети могли посещать школу Генерального Консульства РФ в Бонне, выяснилось, что судья (или человек, который выдает себя за судью) не является таковым.

Вскрыта как минимум криминальная схема, мы имеем всю документацию, Николай уже обратился в прокуратуру Германии. Я полагаю, факт превышения служебных полномочий или мошенничества лишний раз показывает, что немцы знают, что они грубейшим образом нарушают международное право.

Конечно, они попытаются дело замять, и в ближайшее время у Николая начнутся непрекращающиеся и очень существенные неприятности.

Этим история не кончится, потому что котел бурлит и эта проблема не только Эрнея, тысячи детей хотели бы посещать российское консульство, я не шучу, но немецкие власти препятствуют этому.

 

ИСТОЧНИК KP.RU

Популярное в

))}
Loading...
наверх