Ваше мнение

102 204 подписчика

Свежие комментарии

  • Алексей Сафронов
    Видно, что автор умышленно раздувает распространяемую белополяками и приЕбалтами ложь о "концлагере в Белоруссии". В ...Лукашенко превращ...
  • Анна Тихонова
    Теперь понятно, почему море до Белоруси недокопали. А Американцам сообщили что авианосцам путь открыт.Россия заставила ...
  • Борис Осипов
    Отсчеты...Начну с Наполеона. 1812...1914...1941...2021-27 скорее всего. Конечно не точно всё по сто, но где-то тенден...Русским жить неза...

Почему Лукашенко не «Лукашеску»

Белорусская оппозиция подставляется, сравнивая Лукашенко с Чаушеску

Пока еще действующего президента Белоруссии стало модно сравнивать с руководителем социалистической Румынии Николае Чаушеску, правление которого закончилось революцией, большой кровью и смертным приговором трибунала. Но это сравнение некорректно: гораздо больше кризис вокруг Лукашенко напоминает ситуацию с другим политиком – президентом Венесуэлы Мадуро. И это плохая новость для белорусской оппозиции.

Забавный факт: количество поисковых запросов в интернете по фамилии Чаушеску и в России, и в Белоруссии возросло за несколько дней в несколько раз. Представляется, что ларчик открывается просто: с этим румынским политиком в СМИ и в блогах часто сравнивают президента Белоруссии Александра Лукашенко, подчас намекая на его возможную судьбу.

«Великого кондукатора» и «гения Карпат» расстреляли вместе с женой в ходе румынской революции 1989 года. А началось его падение с митинга, созванного как бы в поддержку властей. Выступление Чаушеску пошло не по плану – он был освистан огромной толпой, и вскоре после этого попытался бежать из страны.

 

В понедельник в Белоруссии действительно случилось нечто подобное. Хотя для встречи с президентом в отдельном цехе Минского завода колесных тягачей рабочих вроде как отбирали специально, они все равно прерывали выступление главы государства свистом и криками «уходи!

».

Выдвинув предложение дать ему «еще год, ну два», принять новую конституцию и уже потом устроить новые выборы президента, Лукашенко отбыл с завода на вертолете, а рабочие влились в общебелорусскую стачку.

В Бухаресте свист быстро перерос в уличные бои, то есть сходство между двумя революциями – румынской и белорусской – пока что заканчивается там же, где начинается. Но в политике самих Лукашенко и Чаушеску есть одна общая черта – они оба пытались «сидеть на двух стульях» и «доить двух маток».

Формально числясь в советском блоке Варшавского договора, социалистическая Румыния хвалилась своей независимостью во внешней политике. В отношении Москвы Чаушеску зачастую выступал чуть ли не как диссидент и не поддержал многие ее инициативы (например, подавление «Пражской весны»). Так же при Лукашенко Минск входит в ОДКБ, но не признает Крым частью России и постоянно заигрывает с Западом.

По причине этой «многовекторности» Румынии охотно давали кредиты американцы и европейцы, на них страна была отстроена и поднята из жуткой нищеты. Но со временем отношения Бухареста с Западом охладели, на Чаушеску стали давить через зависимость от внешних средств, и он решил расплатиться досрочно, из-за чего республика вновь резко обеднела

 

Тут можно долго расписывать румынский быт в условиях тотального дефицита, полного отсутствия импорта и подачи воды и электричества в жилой сектор всего на несколько часов в день. Но достаточно будет сказать, что, несмотря на все проблемы советской экономики конца 1980-х годов, для румын она была примером процветания.

В общем, у населения страны были веские причины не любить Чаушеску, ответившего на рост недовольства «завинчиванием гаек», точечными репрессиями и усилением культа личности. Однако его режим пал не из-за искреннего порыва народных масс, а в рамках заговора людей даже более неприятных и жестоких, чем сам «великий кондукатор».

Газета ВЗГЛЯД подробно писала об этой истории, поэтому ограничимся напоминанием главного.

Революция, в итоге унесшая более тысячи жизней, началась с кровавого подавления выступлений оппозиции в городе Тимишоаре. Военные, отдавшие приказ о стрельбе, и военные, расстрелявшие самого Чаушеску за преступление против народа в Тимишоаре – это одни и те же люди.

Как освистание Чаушеску на площади, так и последовавшие за этим уличные столкновения были вызваны провокациями заговорщиков. А еще до того население специально дезинформировали листовками, приписывавшими семье президента жизнь в баснословной роскоши и другие фантастические грехи.

Все это не теория заговора, а установленные румынскими судами факты. Некоторые организаторы тех событий уже успели отсидеть в тюрьме, а процесс над центральной фигурой всей схемы – бывшей «правой рукой» Чаушеску Ионом Илиеску – идет до сих пор, но отложен из-за эпидемии коронавируса. В 1989-1996 годах он был президентом страны, Румыния при нем со временем демократизировалась, но рядовые участники революции с полным правом могут считать себя трижды обманутыми: отстранив Чаушеску и взяв власть в свои руки, продолжавшиеся в республике протесты Илиеску подавил силой.

Как всё в итоге сложится у Лукашенко, пока не знает никто. Однако никаких следов заговора в выстроенной им системе не видно, напротив, отказавшись от уличного насилия, она пока что работает как часы. И если «великий кондукатор», сколь бы одиозным политиком он ни был, является оболганной жертвой преступного заговора и жестокого убийства, то Батька виноват в своих проблемах сам.

Поэтому он гораздо больше похож не на Чаушеску, а на другого опального президента, сравнение с которым ему наверняка понравится. Речь идет о Николасе Мадуро: вот уже полтора года он удерживает власть в Венесуэле, хотя заполненные людьми площади требуют его отставки, а весь западный мир признает в качестве президента спикера одного из двух местных парламентов (один провластный, другой оппозиционный) – Хуана Гуайдо.

Это стало возможным благодаря лояльности венесуэльских силовиков лично Мадуро: он выстроил под себя хотя и неэффективную в экономическом отношении, но хорошо управляемую административную систему. Все это справедливо и в отношении Белоруссии Лукашенко.

Судя по всему, именно этот венесуэльский путь теперь предполагает для себя Батька: митингующие пусть митингуют, бастующие пусть бастуют, но чиновники будут работать на него, а армия и полиция их охранять. В конце концов, выборы были досрочные, то есть пятилетние полномочия Лукашенко истекают только поздней осенью, а до той поры может произойти слишком многое, чтобы выходить из игры прямо сейчас. 

Оппозиция Белоруссии рискует быть втянута в этот проигрышный для нее венесуэльский сценарий из-за особенностей соперницы Лукашенко, оспаривающей у него президентское кресло – Светланы Тихановской.

Одна из причин неудачи Гуайдо была в том, что он слишком явно опирался на Запад и западную концепцию переустройства страны, то есть по венесуэльским меркам встал на радикальные позиции. Местное население искренне боится приватизации госсектора, а на США смотрит через призму собственной колониальной истории. Не так уж и давно прошли те времена, когда Вашингтон и Каракас были союзниками, а большая часть венесуэльцев прозябали не в нынешней – с госгарантиями, а в абсолютной и безвылазной нищете.

В истории Белоруссии такие времена тоже были, теперь они практически позабылись, но к неопытной в политических делах Тихановской уже подобрались западные регенты, а националистическая и либеральная часть оппозиции, вошедшая в ее координационный совет, навязывает ей русофобскую повестку.

В других обстоятельствах та же Тихановская могла бы выступать за возрождение Минской губернии – это тоже вопрос регентства. В конце концов, она сугубо технический кандидат, задача которого назначить новые выборы. Но перспектива таких выборов пока туманна, а крайние националистические и либеральные позиции ее нового окружения могут отпугнуть от протеста часть белорусов, как только пройдет головокружение от первых успехов в борьбе с Лукашенко.

Время играло на стороне Мадуро, не исключено, что оно играет и на стороне Батьки, уверенности которому придают надежды типа «побузят, устанут, оголодают – и разойдутся». Однако президент Венесуэлы обладает еще одним сильным козырем: горячей поддержкой со стороны все еще очень значительной и мотивированной части общества – малоимущих, при необходимости готовых отстаивать своего фаворита прямо на улицах.

Этого источника силы и легитимности в случае Лукашенко что-то не видно, что свидетельствует о движении его карьеры к закату. Вопрос лишь в сроках и в цене, которую предстоит заплатить, а она в конце концов может стать очень высокой и для самого Батьки, и для ополчившегося на него населения.

Еще одной, сугубо теоретической параллели между Лукашенко и Чаушеску белорусская оппозиция точно хотела бы избежать.

 

Несмотря на то, что современная Румыния – лидер ЕС по экономическому росту, а многие румыны до сих пор помнят свою поганую жизнь перед революцией, отношение к Чаушеску в обществе давно сменилось с резко негативного на умеренно положительное.

Согласно социологическим опросам, через тридцать лет после своей смерти он имеет рейтинг достаточный для того, чтобы честно выиграть президентские выборы.

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх