Ваше мнение

102 188 подписчиков

Свежие комментарии

  • НЕТУ Mailru Агента
    Если волеизъявление народа - приоритетно, то все проголосовали за сохранение СССР. И не было бы сейчас мертвых в Кара...Москвичка подала ...
  • рафкат муратов муратов
    Милейший, у американцев есть выражение "чем выше обезьяна забирается на дерево, тем больше виден ее зад". Не лазил бы...Зюганов предложил...
  • Евгений
    А ей теперь оттуда будет трудно выбраться. Запад ничего даром не даёт. Переезды, проживание, гостиницы, подарок кварт...Тихановская объяв...

Постсоветским государствам пора определиться с Россией

Геворг Мирзаян

«Все животные равны – но некоторые животные равнее других». Эта фраза из «Скотного двора» Джорджа Оруэлла – хамская, антидемократичная и некрасивая – является одним из принципов, на которых выстроена система международных отношений. Не та, о которой с трибун рассказывают в ООН, и не та, которая стайкой тараканов обживает головы отдельных ультралиберальных персонажей – а та, которая существует в реальной жизни. Есть великие державы, которые конструируют систему международных отношений (США, Россия, Китай, потенциально Германия и Франция – если, конечно, лидеры Евросоюза будут вести себя как лидеры).

Есть региональные державы, имеющие право голоса исключительно в своем регионе, а также чье мнение по глобальным вопросам может быть кому-то из великих держав интересно – например, Турция, Бразилия, Япония, Индия или Саудовская Аравия.

Наконец, есть просто малые государства, формально имеющие все права, но по факту вынужденные подчиняться установленным другими государствами правилам. Среди этих малых стран выделяются так называемые буферные государства, расположенные на перекрестии интересов и сфер влияния великих держав. Белоруссия, Украина, Молдавия, Армения, Грузия, Казахстан, Таджикистан, Катар, Непал – их огромное множество.

И главной задачей элит этих стран является не только подстройка под планы великих держав, но и выработка такой стратегии, которая обеспечит выживание и развитие (а в идеальном раскладе – еще и суверенитет) этих государств. Задача решается различными методами.

Некоторые пытались создать ассиметричные средства силы и за счет них либо превратиться в региональные державы, либо обеспечить минимальные интересы – выживание. На минималках получилось у Северной Кореи (создавшей ядерную бомбу), однако те, кто пытался достичь более сложных интересов, провалились. Например, Катар, действовавший банковским чеком и информационным мечом (в виде «Аль-Джазиры»), банально не рассчитал силы и превратился если уж не в турецкого вассала, то, по крайней мере, младшего партнера Эрдогана.

Постсоветским государствам пора определиться с Россией

Фото: Сергей Гунеев/РИА Новости

Другие же попытались стать «правой рукой» самой мощной державы в деле противостояния менее мощной – например, Украина, позиционирующая себя как «щит Запада» против агрессивной России. По факту тоже получилось не очень – Киев стал не правой, а левой рукой Штатов, собрав на себя всю грязь и инфекции от западной русофобии, после чего Украина, как государство, развалилась на части. И не факт, что уже соберется.

До недавнего времени казалось, что единственной и самой правильной стратегией по выживанию и развитию буферных государств является диверсификация. Отказ от складывания всех внешнеполитических яиц в одну корзину в пользу хороших отношений со всеми странами, чьи интересы присутствуют в регионе. Казалось, что эта политика выведет буферные страны из зоны поражения щепок от конфликтов великих стран, а также обеспечит минимальное уважение этих стран к интересам буферной страны – ведь отсутствие уважения приведет к усилению в этой стране позиций соперника. Такой формат «территории открытых дверей» применяли, например, Казахстан и Белоруссия – причем последняя еще и использовала его для шантажа России, принуждение ее к субсидированию белорусской экономики под угрозой «а мы уйдем на Запад».

К такому формату начала склоняться и Армения – страна, чье выживание целиком и полностью зависит от сохранения союзнических отношений с Россией – после прихода к власти Никола Пашиняна и его прозападного окружения.

Уроки реальности

Однако последние события в мире – и прежде всего на постсоветском пространстве – показали, что стратегия диверсификации не является не то что панацеей, но и просто эффективной. И причин тому несколько.

Во-первых, диверсификация возможна только между странами, предлагающими буферным государствам равные или паритетные возможности. И дело тут не в их собственной мощи, а именно в объеме предлагаемых услуг. Соединенные Штаты на порядок мощнее Российской Федерации, однако их предложение той же Армении ограничено – Штаты не могут предложить Еревану ни рынка для сбыта продукции, ни рабочих мест, ни защиты. Их возможности были раздуты в армянском обществе благодаря грамотным инвестициям в местных правозащитников и «свидомых» политологов, часть которых при Пашиняне оказалась во власти – однако сейчас, когда в ходе войны с Азербайджаном в Ереване садятся не американские, а российские военно-транспортные самолеты с оружием, шарик лопнул. Те, кто орал о необходимости «диверсифицировать» Россию Америкой, получили жесткий урок от реальности.

Во-вторых, диверсификация возможна между странами, уважающими буферное государство. На этом сейчас погорела Белоруссия. Пытаясь уравновесить российское влияние западным, Лукашенко открыл свою страну для работы западных фондов, ослабил контроль за деятельностью прозападных националистических группировок (при этом «для баланса» закрутив гайки российским СМИ и организациям, занимающимся продвижением интересов РФ в Белоруссии).

Казалось бы, пример Каддафи должен был научить Батьку и других авторитарных лидеров тому, что европейская аристократия жмет руки восточным автократам и пускает их в свои салоны исключительно скрипя зубами – и когда эти нежеланные и отнюдь неравноправные партнеры ослабевают, западные «друзьяшки» с удовольствием танцуют на их телах чечетку. Но Батька на чужих ошибках не выучился – и пришлось учиться на своих. Только тогда до него дошло, что Россия – при всех своих минусах – рассматривает белорусов как равноправный народ (даже в какой-то степени часть большого русского народа), не собирается качать там ситуацию, уважает белорусский суверенитет и вообще готова терпеть Лукашенко в качестве главы государства.

Тогда как западные правительства – отчасти из-за брезгливости к «восточному варвару», отчасти из-за давления европейских правозащитников – скопом прыгнули в антибелорусский окоп. И за счет таких вот партнеров заниматься диверсификацией? Партнеров, которые могут поставить под вопрос важнейший геополитический проект (сближение с Белоруссией или «Северный поток – 2» – неважно) из-за каких-то мелких фейков и, как правило, надуманных проблем с соблюдением прав человека?

Наконец, в-третьих, диверсификация возможна в том случае, если по ее правилам готовы играть все внешние участники. Когда существует некий кодекс поведения – какой присутствовал, например, раньше в отношении Швейцарии. Запад же от такого кодекса поведения отказывается – Трамп (да и не только Трамп) требует от буферных стран определиться, с кем они. Условно говоря, с Россией – или против России с Западом?

Понятно, что национальные элиты при таком раскладе должны выбирать – и выбирать те страны, которые не рассматривают буферные государства как пушечное мясо. Выбирать те страны, которые жизненно заинтересованы в стабильности на своей периферии. То есть в случае постсоветского пространства – выбирать Россию.

Собственно, Армения уже выбрала – поэтому премьер-министр этой страны Никол Пашинян после первых месяцев своего правления прекратил заниматься провокациями в адрес Москвы. За что сейчас (что бы там ни орала армшиза о пассивности и предательстве Кремля) и получает техническую и разведывательную информацию от РФ. Белорусский же президент Александр Лукашенко, судя по всему, тоже свой выбор сделал. Поэтому придворные эксперты Батьки уже всерьез обсуждают вопрос признания Крыма, а сам глава Белоруссии готовится к подписанию интеграционных карт с Москвой. Если уже не подписал их в ходе саммита в Сочи.

Источник

Картина дня

наверх